Последние тренды в области санкционного правоприменения

В марте отмечается 6 лет с момента начала действия санкционных ограничений в отношении российских юридических и физических лиц со стороны США, ЕС и ряда других стран. Но, как известно, развитие санкционного законодательства - намного более длящееся явление и основным законодателем в этой области до сих пор остаются США.

Финансовые санкции, Аналитика: Последние тренды в области санкционного правоприменения
Фото: Shutterstock

Среди последних тенденций в области санкционного правопримнения можно выделить следующие.

КОНВЕРГЕНЦИЯ МЕЖДУ САНКЦИОННЫМ И АНИКОРРУПЦИОННЫМ ПРАВОПРИМЕНЕНИЕМ

В принятом во исполнение Глобального Закона о Магнитском (Global Magnitsky Act) Указе Президента № 13818 "О блокировке имущества лиц, замешанных в серьезных нарушениях прав человека и коррупции" подчеркивается, что США стремятся не только создать осязаемые и существенные последствия для тех, кто совершает нарушение прав человека или вовлечен в коррупцию, но также и защитить финансовую систему от злоупотреблений такими лицами. Таким образом санкции, введенные в отношении дочери бывшего президента Узбекистана Гульнары Каримовой, замешанной в антикоррупционных расследованиях по делам ВымпелКома и МТС, либо сына бывшего Генпрокурора РФ Артема Чайки, либо в отношении израильского бизнесмена Дана Гетлера, обвиняемого в подкупе должностных лиц Конго, преследуют две цели: наказать данных субъектов и принять превентивные меры для финансовой системы.

Другой пример касается Венесуэльских санкций. В обосновании включения в санкции нефтегазовой компании (Указ Президента 13850) сказано: "будучи государственной нефтяной компанией Венесуэлы, PdVSA долгое время была источником для коррупции. Были разработаны разнообразные схемы, чтобы присвоить миллиарды долларов от PdVSA для личной выгоды коррумпированных венесуэльских чиновников и бизнесменов".  

Таким образом, санкционные ограничения в виде блеклистинга можно рассматривать как дополнительный вид наказания за коррупционные преступления, прямо непредусмотренный антикоррупционным законодательством.

НАКОПЛЕННЫЙ ОПЫТ В АНТИКОРРУПЦИОННОМ КОМПЛАЕНСЕ ПРИМЕНЯЕТСЯ В САНКЦИОННОМ КОМПЛАЕНСЕ

Требования к антисанкционному комплаенсу, разработанные Минфином и OFAC в мае 2019, имеют определенное сходство с требованиями Департамента Юстиции США к антикоррупционному комплаенсу. Обязательные составляющие санкционного комплаенса — это:

  • обязательства менеджмента следовать санкционным ограничениям и культура комплаенса;
  • оценка риска;
  • внутренний контроль;
  • тестирование и аудиты;
  • обучение.

Также подчеркивается, что наличие этих 5 элементов санкционного комплаенса может рассматриваться регулятором как смягчающее обстоятельство при назначении наказания.

Так же, как и в соглашениях с обвиняемыми по коррупционным преступлениям, в качестве мер посткриминального поведения OFAC включает в соглашения (settlements) обязательства внедрять санкционный комплаенс. Так, в соглашениях  с Британским Арабским Коммерческим Банком и с UniCredit AG предписано разрабатывать пять элементов комплаенс-программы.

Соглашения, которые имеет право заключать OFAC, являются одними из видов "сделки со следствием". Такая сделка совершается на определенных условиях: выплата гражданского штрафа и введение комплаенс системы. При этом в Руководстве по правоприменению в области экономических санкций (Economic Sanctions Enforcement Guidelines), специально оговаривается, что штраф может быть снижен на 20-40%, если компании хотя сама и не заявила о нарушении, но сотрудничала во время следствия.

При невыполнении условий сделка отменяется и OFAC может передать дело в Министерство Юстиции для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности.

ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ 

Российский гражданин Олег Никитин, владелец  и глава компании "КС Инжиниринг", его сотрудник Антон Черемухин, его итальянские  деловые партнеры и американский гражданин обвиняются Минюстом США в том, что они предприняли попытку приобретения запрещенного американскими секторальными санкциями технологически сложного оборудования для глубоководного бурения (речь идет о газовой турбине Vectra 40G, которая должна была быть использована в составе газотурбогенератора типа LM2500) в обход действующего в США закона и путем введения в заблуждение производителя оборудования.

В результате совместной операции ФБР, Минюста и других государственных органов США, Олег Никитин и его партнеры (гражданин США и гражданин Италии) были арестованы, а в октябре 2019 г. им были предъявлены обвинения в совершении федерального преступления, связанного с обходом санкций. Никитину и другим обвиняемым грозит до 20 лет тюрьмы и штраф в размере до 1 миллиона долларов США.

Это пока первое привлечение к уголовной ответственности физических лиц из России за нарушения санкционных ограничений, поэтому этот кейс представляет особой интерес для исследователей и компаний, поскольку в нем апробируются новые способы воздействия в рамках санкционного правоприменения.

РОСТ ЧИСЛА СОГЛАШЕНИЙ

Только за январь 2020 г. OFAC заключила соглашения с тремя компаниями. В 2019 г. OFAC заключил 7 соглашений, что является ростом по сравнению с предыдущими годами (с 2016 по 2018 по 4 соглашения в год). Из 7 соглашений 5 соглашений заключены с банками (при этом три из этого числа – это соглашения с банками UniCredit Group), вместе с тем в предыдущие годы (например, в 2014-2015) соглашения заключались только с финансовыми институтами. Предположу, что в этом и последующие годы ожидается рост правоприменительной практики OFAC, поскольку мы наблюдаем расширение санкционных режимов и ограничений.

ВЫВОДЫ

Итак, можно выделить новые тренды в санкционном правоприменении и комплаенсе.

  • Санкционные ограничения в виде блеклистинга можно рассматривать как дополнительный вид наказания за коррупционные преступления, прямо непредусмотренный антикоррупционным законодательством. Дополнительная функция санкций — это превентивная мера, препятствующая проникновению коррупционных и нелегальных доходов в финансовую систему.
  • Накопленный опыт в антикоррупционном комплаенсе применяется в санкционном комплаенсе. Это заметно в разработке и продвижении OFAC пяти элементов санкционной комплаенс-структуры, которая должна функционировать в организации.
  • Американский регулятор задействовал уголовно-правовой механизм для наказания физических лиц, нарушившие санкционные ограничения.  Это может говорить о том, что надзорный орган вместе с Минюстом США полагает, что соглашения с компаниями, которые предполагают только наказания в виде гражданско-правовых штрафов для компаний-нарушителей недостаточно.
  • Вместе с тем, число соглашений с OFAC стал расти за последние годы. Объяснить это можно как расширением и увеличением количества санкционных режимов, так и активизацией OFAC.
Теги: САНКЦИИ