ПОД/ФТ / Методология 05 февраля

ШПАРГАЛКА: "сделочные коды" - в чем особенность?

Что такое «сделочный код»?

Противолегализационное законодательство обязывает кредитные организации выявлять 2 вида операций:

  • подлежащие обязательному контролю
  • и подозрительные. 

Сведения о выявленных операциях подлежат направлению в уполномоченный орган (Росфинмониторинг).

Рассмотрим, в чем особенность так называемых «сделочных кодов». 

Речь идет о подлежащих обязательному контролю операциях: к ним относятся те транзакции, которые соответствуют установленным законодательством формальным признакам. 

Часть таких признаков предполагают, что контролю подлежит не операция (стороной по которой выступает банк), а сделка (о которой банк может достоверно узнать только из подтверждающих документов, которые клиент предоставит). Таким образом, основанием направления сведений о «сделочных кодах» в Росфинмониторинг является документ, а не данные операции.

Какие подходы банки применяют для выявления «сделочных кодов»?

Формально, если банк не располагает документами, на основании которых можно сделать однозначный вывод о том, что клиент совершает операцию, подлежащую обязательному контролю, то основания для направления сведений в Росфинмониторинг отсутствуют. Однако позиция Банка России, как правило, выражается в том, что в случае наличия в данных транзакции признаков, которые могут свидетельствовать о совершении сделки, подлежащей обязательному контролю, необходимо запросить соответствующий документ у клиента. 

Например, обязательному контролю подлежат сделки с недвижимым имуществом, результатом совершения которых является переход права собственности на такое недвижимое имущество, если сумма, на которую совершается сделка, равна или превышает 3 000 000 рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 3 000 000 рублей, или превышает ее. 

Иными словами, обязательному контролю подлежат не операции по осуществлению расчетов в рамках сделки, а сами сделки с недвижимым имуществом. 

При совершении расчетов по клиентским сделкам с недвижимым имуществом кредитные организации, как правило, не располагают информацией о дате регистрации сделки (ее вступлении в силу) и/или сумме сделки, и, соответственно, не могут сделать однозначный вывод о том, состоялась ли сделка с недвижимым имуществом, подлежащая обязательному контролю.

Однако какие признаки транзакции могут говорить о том, что состоялась сделка с недвижимым имуществом?

Например, в назначении платежа указано «Оплата покупки квартиры по договору от…». 

Какие сложности возникают при выполнении обязанности по выявлению таких операций?

  • Во-первых, банк не является стороной по сделке, которая в соответствии с требованиями законодательства подлежит контролю.
  • Во-вторых, соответствующие договора, на основании которых принимается решение о целесообразности направления сообщения в уполномоченный орган, не являются основанием проведения расчетов (как следствие, могут либо отсутствовать в принципе, либо требовать дополнительного ручного контроля и контакта с клиентом).
  • В-третьих, сам термин «недвижимое имущество» достаточно сложный и включает в себя не только непосредственно объекты недвижимости, но также и воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и т.п. 

Как снизить риск?

Самым надежным с точки зрения управления риском подходом, конечно, является подход, при котором кредитной организацией в дополнение к стандартным процедурам осуществляется также и выявление всех операций, назначение платежа которых может свидетельствовать о совершении сделки с последующим запросом подтверждающих документов. 

Однако важно понимать, что такой подход является и наиболее затратным с точки зрения его практической реализации: сроки, в течение которых необходимо направить сообщение в Росфинмониторинг, являются крайне сжатыми, а контакт с клиентом и тем более получение от него документа, не являющегося основанием проведения расчетов, требует времени и вовлечения человеческих ресурсов. 

Также необходимо иметь процедуры предоставления документов, которые могут свидетельствовать о проведении сделки, подлежащей контролю, между внутренними подразделениями банка (договор о купли-продажи недвижимости может поступить в кредитный отдел банка, в то время как направление сообщений – это функционал подразделения финансового мониторинга). В этой связи принципиальное значение имеет не только внутренняя документация (регламенты), но и регулярное обучение сотрудников. 

Формальный же подход (заключающийся в той позиции, что если банк не располагает документами, на основании которых можно сделать однозначный вывод о том, что клиент совершает операцию, подлежащую обязательному контролю, то основания для направления сведений в Росфинмониторинг отсутствуют) неизбежно связан с риском того, что при осуществлении функции надзора регулятором будет задан справедливый вопрос о том, насколько добросовестно банк выполнил свою обязанность в части выявления подлежащих обязательному контролю сделок и насколько предпринял все возможные меры по контакту с клиентом и получению подтверждающего документа.