ПОД/ФТ / Методология 03 февраля

Анализ основных выводов FATF по итогам четвертого раунда взаимных оценок. Россию в рамках 4 раунда взаимной оценки национальной системы противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) в марте прошедшего года посетили оценщики FATF

        В отчете о взаимной оценке Российской Федерации представлен обзор действующих мер по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) в Российской Федерации на дату проведения выездной миссии (состоявшейся в период с 11 по 29 марта 2019 года). В нем содержится анализ уровня соответствия 40 Рекомендациям FATF, а также уровня эффективности российской системы ПОД/ФТ. В отчете также представлены рекомендации по совершенствованию этой системы.

        По результатам четвертого раунда взаимных оценок FATF Россия была оценена как частично соответствующая рекомендациям. Рекомендации FATF для национальных законодательств – это 40 основных пунктов, направленных на противодействие финансовым преступлениям, и 9 специальных, направленных на противодействие терроризму.

        Основные рекомендации FATF состоят в следующем.

        1. Закон должен рассматривать отмывание денег как уголовное преступление.

        2. Анализа объективных фактических обстоятельств должно быть достаточно для доказательства вины в этом преступлении.

        3. Законом должна предусматриваться возможность конфискации легализованного имущества и средств по отмыванию денег. Доказательства легальности происхождения средств возлагаются на обвиняемого.

        4. Банковская тайна не должна препятствовать выполнению рекомендаций FATF.

        5. На финансовые организации возлагаются функции сбора, проверки и хранения информации о клиентах и бенефициариях по операциям.

        6. Финансовые организации обязаны выявлять клиентов, имеющих отношение к госслужбе, и членов их семей, проявлять в работе с ними особую осторожность.

        7. Банки должны предъявлять требования к своим контрагентам, при этом вводится запрет на коротношения с кредитными организациями, которые не проводят мероприятия по контролю за клиентами.

        8. Особое внимание должно быть уделено анонимным технологиям при общении клиентов с банками.

        9. В случае если клиента привлекает посредник, ответственность возлагается на саму финансовую организацию.

        10. Архивы с информацией должны храниться не менее пяти лет со дня прекращения отношений с клиентом.

        11. Необходимо требовать письменное объяснение во всех случаях, когда операция вызывает подозрение или не имеет явной экономической цели.

        12. Сбором информации о клиентах должны заниматься, помимо банков, также казино, агенты по недвижимости, торговцы ювелирными изделиями, юристы, нотариусы, другие независимые юридические консультанты и бухгалтеры.

        13. Финансовые организации должны сообщать о подозрительных операциях.

        14. Финансовые организации при сообщении о подозрительных сделках освобождаются от ответственности перед клиентами за раскрытие его тайны.

        15. Финучреждения обязаны разработать программы – алгоритмы действия по борьбе с отмыванием денег.

        16. При создании юрлиц и других действиях юристы, бухгалтеры, аудиторы обязаны докладывать о подозрительных операциях.

        17. В законодательстве должны быть предусмотрены эффективные и соразмерные санкции за нарушение рекомендаций FATF.

        18. Вводится запрет на создание фиктивных банков и установление отношений с ними.

        19. Контролю подлежит физическое перемещение ценностей через границу. Банки обязаны сообщать о валютных операциях сверх устанавливаемого предела.

        20. Рекомендации FATF должны распространяться на все виды бизнеса, а не только финансовую сферу.

        21. Финучреждения должны уделять повышенное внимание операциям со странами, которые не выполняют рекомендации FATF.

        22. Рекомендации FATF должны распространяться на все филиалы и дочерние структуры за рубежом.

        23. Законодательно необходимо предусмотреть меры противодействия тому, чтобы финансовые организации могли оказаться под контролем преступников.

        24. В нефинансовой сфере контроль за выполнением рекомендаций должен быть возложен на государство или саморегулируемые организации.

        25. На уполномоченные органы возлагается разработка инструкций для каждого вида бизнеса по противодействию отмыванию денежных средств.

        26. Предполагается создание национальной организации по борьбе с отмыванием денег.

        27. Для расследования дел об отмывании средств правоохранительные органы наделяются специальными правами.

        28. Специальные компетентные органы должны получить право истребования документов в ходе расследования.

        29. Надзорный орган должен получить право проведения проверок организаций.

        30. Государство обязано обеспечить соответствующие органы адекватными финансовыми, человеческими и техническими ресурсами.

        31. Необходимо установить сотрудничество между органом, противодействующим отмыванию денег, и другими силовыми структурами.

        32. Соответствующие организации должны вести статистику эффективности применяемых мер.

        33. Специализированный орган должен получить доступ к информации о бенефициариях юридических лиц.

        34. Необходимо обеспечить прозрачность законодательства о доверительном управлении.

        35. Государства должны ратифицировать Венскую, Палермскую конвенции ООН, Конвенцию 1999 года по подавлению финансирования терроризма.

        36. Требуется не отказывать иностранным государствам в предоставлении информации по отмыванию денег на основании внутреннего законодательства о банковской тайне.

        37. Необходимо оказывать помощь другим государствам в расследовании даже в том случае, если в одной из стран действие, в результате которого были получены деньги, не является преступлением.

        38. Страны обязаны оказывать содействие иностранным государствам в поиске, конфискации и замораживании активов, имеющих отношение к отмыванию денег.

        39. Законодательство должно предусматривать возможность экстрадиции обвиняемых в отмывании денежных средств.

        40. Последняя рекомендация призвана способствовать обмену информации между специализированными государственными органами, ответственными за противодействие отмыванию денежных средств и финансированию терроризма.

        К специальным рекомендациям FATF относятся следующие.

        1. Страны-участники должны ратифицировать и немедленно начать применять Международную конвенцию о борьбе с терроризмом 1999 года, а также все принимаемые на этот счет резолюции ООН, в том числе резолюцию Совета безопасности ООН № 1373.

        2. Каждая страна должна признать на уровне своего законодательства финансирование терроризма, террористических актов и террористических организаций уголовным преступлением. Такие действия должны считаться основным составом преступления при преследовании за отмывание денег.

        3. Необходимо законодательно закрепить возможность незамедлительного замораживания средств, наложения ареста и конфискации активов, предназначенных для финансирования террористической деятельности.

        4. Финансовые организации должны незамедлительно сообщать о подозрительных операциях соответствующим органам.

        5. Страны должны взаимодействовать на основании договоров и соглашений друг с другом для предотвращения финансирования терроризма, в частности предоставлять запрашиваемую информацию, оказывать помощь в расследовании уголовных, гражданских и административных дел.

        6. В каждой стране услуги по переводу денег должны лицензироваться, а за работу без лицензии необходимо ввести административную, гражданскую либо уголовную ответственность для юридических и физических лиц.

        7. При использовании электронных переводов законодательство должно предусматривать необходимость сбора информации об имени, адресе и счете отправителя. Эти данные должны сохраняться.

        8. Страны должны провести анализ законов и нормативных актов, регулирующих деятельность некоммерческих организаций. Необходимо принять меры для того, чтобы террористические организации не могли быть замаскированы под легальные учреждения.

        9. Последняя рекомендация регламентирует перемещение наличных денежных средств и ценных бумаг на предъявителя. Страны должны принять меры к тому, чтобы перевоз активов курьерами через их границы подлежал обязательному декларированию. За ложные декларации законодательство должно предусматривать ответственность. Кроме того, необходимо предусмотреть возможность конфискации перемещаемых средств, предназначенных для террористической деятельности.

        Обзор выявленных недостатков в области регулирования ПДЛ.

        Рассмотрим более подробно некоторые положения отчета, и остановимся на том, какие ключевые недостатки были выявлены в области регулирования публичных должностных лиц (далее - ПДЛ).

        Критерий № 1.

        На основании вышеуказанных рекомендаций группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (далее - группа) сделала ряд замечаний к российскому законодательству. По мнению группы, органы финразведки в отношении иностранных публичных должностных лиц (далее - ИПДЛ) должны предпринять следующее.

  • Принимать разумные и возможные меры, внедрить системы управления рисками независимо от того, является ли клиент ИПДЛ. Все кредитные организации должны определить, является ли какое-либо ИПДЛ фактическим бенефициарным владельцем клиента.
  • Получать одобрение руководителя или заместителя руководителя кредитной организации до установления деловых отношений с ИПДЛ, за исключением тех, с которыми деловые отношения уже установлены.
  • Принимать разумные и возможные меры для выявления источника происхождения средств или других активов ИПДЛ.
  • Уделять повышенное внимание операциям, совершаемым с участием ИПДЛ. Кредитным организациям также поручено регулярно обновлять имеющуюся информацию об источнике происхождения средств и других активов ИПДЛ.

        Критерий № 2.

        Согласно отчету FATF, в отношении российских и международных ПДЛ (далее – РПДЛ и МПДЛ) финразведка должна принимать разумные и возможные меры для выявления РПДЛ и МПДЛ среди новых или действующих клиентов организаций.

        В отличие от ИПДЛ, российские оцениваются, не ссылаясь на рекомендации FATF. Так, РПДЛ признаются члены совета директоров Банка России, назначенные на должность президентом РФ лица на государственной гражданской службе, а также руководители государственных корпораций.

        Судебные и военные чиновники включены в категорию РПДЛ, потому что они назначаются Президентом. Что касается высокопоставленных политиков и важных представителей политических партий, поскольку они не назначаются Президентом, то они считаются только внутренними ПДЛ, так как они занимают какие-либо должности в Правительстве (исполнительная власть) или должности в Федеральном Собрании (законодательная власть).

        Другие чиновники, не назначаемые Президентом, также могут замещать какую-либо должность в исполнительной или законодательной власти. В соответствии с требованиями FATF, ПДЛ должны признаваться высокопоставленные лица и выполняющие определенные функции, вне зависимости от способа их назначения.

        Критерий № 3.

        Дополнительные меры должной осмотрительности в РФ распространяются только на членов семей ПДЛ, а также на совершаемые ими сделки.

        Однако в ближайшее окружение ПДЛ могут входить не только члены его семьи, но и родственники.

        Операции представителей от имени этих лиц также относятся к операциям ПДЛ.

        Критерий № 4.

        Надлежащая проверка клиентов и их представителей должна быть применима и к выявлению бенефициаров при установлении деловых отношений. Финраведка обязана провести усиленный контроль клиента вне зависимости от того, является ли бенефициар ПДЛ, рассмотреть вероятность совершения подозрительный сделок, составить доклад о выявленных рисках. Если финансовая разведка не может определить конечного выгодоприобретателя от сделок с клиентом до начала его обслуживания, этот процесс необходимо закончить в течение 7 рабочих дней со дня совершения первой операции.

        Однако в российской правовой системе не существует положения, обязывающего финразведку проверять бенефициаров на признаки ПДЛ.

        Также отсутствуют требования к финразведке, которые обязывали бы ее информировать руководство об уже продолжающемся сотрудничестве с ПДЛ.

        Критерий № 5.

        Что касается ИПДЛ, Россия по своему усмотрению сделала прямую ссылку на рекомендацию FATF при оценке того, может ли лицо рассматриваться в качестве такового. В отношении национальных ПДЛ - существует национальный список, который регулярно обновляется Указом Президента.

        Данный подход, по мнению FATF, является достаточно формальным и не обеспечивает достаточной гибкости отчитывающихся субъектов при проведении собственных оценок на предмет соответствия критериям ПДЛ.

        Критерий № 6.

        Не существует положения, обязывающего финразведку выявлять бенефициаров в рамках действия полиса страхования жизни.

        Данные требования не исполняются кредитными организациями в России, если у них нет подозрений в отмывании доходов (ОД) и финансировании терроризма (ФТ), при осуществлении операции до 40 тысяч рублей (примерно 550 евро) или эквивалента в иностранной валюте; а также при проведении операций на сумму до 15 тысяч рублей (примерно 200 евро) без открытия банковского счета.

        Критерий № 7.

        Уровень коррупции в России неуклонно высок. Хотя в последние годы и были предприняты важные инициативы по борьбе с коррупцией, но коррупция остается преступлением, приносящим значительный доход.

        Группа рассмотрела вопрос о том, как органы власти выявляют, расследуют и преследуют в судебном порядке отмывание доходов в разрезе коррупции, особенно в отношении ПДЛ, и действия властей по выявлению и возвращению коррупционных активов. Рекомендовано усилить контроль ПДЛ разного уровня.

        Критерий № 8.

        Органы внутренних дел должны продумать вопрос о том, можно ли выявлять, расследовать и штрафовать за отмывание доходов от взяток чаще, независимо от вовлеченных сумм или уровня ПДЛ.

        Учитывая распространенность взяточничества и злоупотреблений служебным положением в стране, необходимо, чтобы Россия в большей степени использовала судебное преследование за отмывание доходов для уменьшения возможности ПДЛ тратить полученные ими взятки на приобретение предметов роскоши и других активов.

        Чиновники, участвующие в схемах взяточничества, с большей вероятностью отмывают свои средства за границей, например, с помощью дорогой недвижимости.

        Критерий № 9.

        Недостаточная идентификация ПДЛ и их близких родственников некредитными организациями и специалистами, а также вопросы, связанные с полнотой мер, предпринимаемых кредитными организациями для проверки бенефициарных владельцев, повышают важность расследований и судебных преследований в борьбе с отмыванием доходов от коррупции, которые не просто «хранятся», но и попадают в легитимную экономику через кредитные и некредитные организации и их специалистов.

        Необходимо усиление борьбы с отмыванием доходов.

        Критерий № 10.

        Учитывая уровень и профиль рисков в России, ей следует продолжать активно взаимодействовать с уполномоченными субъектами в отношении выявления отечественных и иностранных ПДЛ, их близких родственников и членов семьи, а также выполнения обязательств по ПОД/ФТ (таких как подача документов, отказ от проведения операций или установления деловых отношений).

        Обзор некоторых статистических данных, представленных в отчете.

        Согласно отчету FATF, Россия сталкивается с высоким уровнем риска вовлеченности ПДЛ и их родственников в схемы отмывания доходов, главным образом, из-за большого количества преступлений в государственном секторе (связанных с бюджетными тратами, налогообложением) и коррупции.

        Понимание риска на уровне кредитной организации в значительной степени основано на подверженности определенным рисковым операциям и степени их информированных нарушений. Его можно улучшить, уделив дополнительное внимание оценке возможного несоблюдения, а также характеристикам бизнес-направлений, продуктов и клиентской базы каждой кредитной организации (например, выявление ПДЛ или других клиентов с высоким риском).

        Санкции, наложенные на некредитные финансовые организации, увеличились с 2013 по 2017 годы, а затем снизились в 2018 году, что соответствует тенденциям надзорных действий, предпринятых надзорными органами.

        Превентивные меры усилились в 2018 году посредством встреч, призывов к информированию о недостатках, выявленных в деятельности некредитных финансовых организаций, и рекомендаций по исправлению в результате надзора.

        До 2016 года было выявлено очень мало нарушений по идентификации бенефициарных владельцев и ПДЛ, но их число увеличилось в 2017 и 2018 годах, что свидетельствует о повышенном внимании к эффективности финансовых организаций в этих областях. Большинство выявленных нарушений было связано с внутренним контролем, ведением учета и замораживанием активов.

        В 2017 году было выявлено около 3 800 нарушений (количество нарушений подсчитано по каждому клиенту и транзакции), которые были обнаружены в некредитных финансовых организациях, большинство из которых связано с внутренним контролем и идентификацией клиентов. Данные цифры могут свидетельствовать о том, что надзорные органы ужесточили контроль и снизили терпимость к нарушениям в период с 2014 по 2017 год, в то же время они показывают, что нарушения носят постоянный характер, и, как представляется, несоблюдение требований не имеет тенденции к снижению.

        Поскольку новый инструмент дистанционного контроля (личные кабинеты некредитных финансовых организаций) был представлен относительно недавно, требуется больше времени для оценки эффективности удаленного контроля.

        Обзор характерных примеров, представленных в отчете.

        FATF приводит некоторые наиболее показательные примеры, касающиеся выявленных нарушений и схем с участием ПДЛ.

        Пример 1. В республике Коми выявлена коррупционная схема отмывания средств, которая включала в себя приобретение государственных активов и их последующую реализацию по очень низким ценам.

        Следственный комитет РФ руководил целевой группой, в том числе ФСБ, МВД и Росфинмониторингом в расследовании коррупции и изучении схемы отмывания доходов.

        Г, губернатор Коми, его заместитель, местные депутаты, ряд ПДЛ и нескольких бизнесменов, были вовлечены в схему, согласно которой фонд, контролируемый Г. для государственных инвестиций, использовался для приобретения государственных активов и предприятий, и их продажи в конечном итоге по крайне заниженным ценам компаниям, принадлежащим Г. через ряд юридических лиц.

        Преступная группировка также занималась подкупом определенных лиц и растратой имущества.

        Органы внутренних дел стали рассматривать жалобы граждан и направлять запросы в Росфинмониторинг, провели секретные расследования и 80 обысков в трех городах при использовании информации ФСФМ. Организованная преступная группировка была активна с 2006 по 2015 год - присвоено более 47 миллионов евро, почти 3 миллиона евро было получено за взятки, а отмытые суммы превысили 13 миллионов евро.

        Н, московский финансист, как член организованной преступной группировки, содействовал отмыванию этих средств. Он был осужден за отмывание отдельно (ст. 174.1) и за участие в группировке (ст. 210) и приговорен к шести годам.

        Другие члены группировки также были осуждены за отмывание доходов, включая заместителя.

        Губернатор был признан виновным в мошенничестве, взяточничестве и отмывании денег, приговорен к 11 годам лишения свободы, оштрафован на сумму, эквивалентную 2,2 млн евро, и лишен права занимать должность в течение пяти лет.

        Пример 2. Следственным комитетом России выявлена схема отмывания средств, которая включала в себя вывод капитала за границу и приобретение недвижимости в Европе. ПДЛ экстрадирован в РФ, его соучастник продолжает находиться «в бегах».

        B. была сотрудником государственного чиновника, которая помогала отмывать доходы от различных коррупционных преступлений. Преступная деятельность включала передачу прав кредиторов, растрату государственного имущества и недооценку государственных активов, проданных частным лицам. Оболочка компании и фиктивные сделки были использованы для вывоза выручки на сумму более 190 миллионов евро.

        Следственный комитет расследовал данное дело, Росфинмониторинг выявил финансовые связи с зарубежными странами - запросы были направлены во Францию, США, Кипр и Швейцарию.

        Подозреваемые содержали склад с более чем 1 000 произведений искусства в Санкт-Петербурге, а также земельные участки, две квартиры и два автомобиля, принадлежащих ПДЛ в Москве, которые были изъяты. ПДЛ был экстрадирован, но В. все еще находится в бегах. В. заочно была осуждена на 10 лет лишения свободы (ст. 160), отмывания денег (ст. 174.1) и подконтрольных ей активов, включая отели во Франции стоимостью 120 млн евро, а также недвижимость и транспортные средства на сумму 10 миллионов швейцарских франков были конфискованы.

        На сегодняшний день в Швейцарии было изъято несколько активов, дополнительные запросы находятся на рассмотрении.

        Пример 3. Межведомственное сотрудничество Управления финансовой разведки Латвии и Росфинмониторинга в расследовании уголовного дела в отношении ПДЛ и его брата, связанного с кражей средств при исполнении контракта на строительство стадиона к чемпионату мира по футболу 2018.

        3 сентября 2018 года Управление финансовой разведки Латвии направило запрос в Росфинмониторинг в отношении лица «М», который был близким родственником бывшего ПДЛ.

        Управление финансовой разведки Латвии запросило информацию о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого, о лицах, связанных с подозреваемым, и об источниках средств на его счетах. Росфинмониторинг проинформировал Управление финансовой разведки Латвии, что, согласно информации российских правоохранительных органов, подозреваемый и его брат - бывший ПДЛ - были субъектами уголовного дела по части 4 статьи 159 («Мошенничество») УК в связи с кражей средств при исполнении контракта на строительство стадиона к чемпионату мира по футболу.

        Ущерб от действий подсудимых составил более 2,5 млрд рублей. Росфинмониторинг дал разрешение Управлению финансовой разведки Латвии на распространение информации среди её правоохранительных органов в разведывательных целях.

        Основные выводы.

        В целом, в России имеется хорошая система для применения адресных финансовых санкций за финансирование терроризма и распространения ОМУ, но в некоторых сферах имеются недоработки и недостатки.

        Это касается, в том числе, недостатков в безотлагательном применении адресных финансовых санкций и отсутствия в законодательстве четких подлежащих обязательному выполнению требований, распространяющихся на всех физических и юридических лиц (помимо подотчетных субъектов), а также недостаточной проработки норм и исполнения требований в отношении ПДЛ.

        Все вышеуказанные рекомендации и замечания FATF, позволяют сделать вывод о том, что российский бизнес должен стать более прозрачным. Необходимо понимать, кто является реальным собственником компаний, а также не допустить возможности конфликта интересов между государственными чиновниками и их бизнесом.

        Росфинмониторинг является основным элементом функционирования российского режима ПОД/ФТ, поскольку он отвечает за руководство и координацию выработки и реализации политики и осуществления оперативной деятельности в области противодействия ОД/ФТ, в том числе и в отношении ПДЛ. Эта работа получает активную поддержку, в том числе на законодательном уровне, поскольку российское правительство уделяет наиболее приоритетное внимание вопросам ПОД/ФТ.

        Взаимодействие и сотрудничество на национальном уровне являются одной из сильных сторон российской системы ПОД/ФТ.

        В рекомендациях FATF, группа делает основной акцент на более детальной проработке норм и их исполнения в отношении ПДЛ. В частности, в отчете отмечается следующее:

  • родственники наряду с членами семьи являются ближайшим окружением ПДЛ;
  • бенефициары должны проверяться на признаки ПДЛ финразведкой;

       ПДЛ должны признаваться высокопоставленные лица, выполняющие определенные функции в государстве, вне зависимости от способа их назначения.

        Проанализировав положения отчета можно сделать вывод о том, что законодательство, регулирующее ПДЛ, будет меняться в сторону ужесточения.

        Действующие на сегодняшний день требования установлены законом о противодействии отмыванию преступных доходов, в соответствии с которым организации обязаны:

  • выявлять ПДЛ среди новых и действующих клиентов;
  • принимать на обслуживание иностранных ПДЛ только на основании письменного решения руководителя организации; 
  • определять источники происхождения денежных средств;
  • регулярно обновлять о них информацию;
  • уделять повышенное внимание операциям проводимыми ПДЛ и связанными с ними лицами.

        В декабре 2017 года Росфинмониторинг опубликовал методические рекомендации по выявлению ПДЛ.

        В этом документе ведомство рекомендует использовать разные информационные ресурсы и коммерческие базы данных, среди которых - X-Compliance (https://about.xco.news/).

        X-Compliance предоставляет актуальные списки международных, иностранных и российских ПДЛ, которые формируются и актуализируются в строгом соответствии с требованиями действующего законодательства, рекомендациями ЦБ, Росфинмониторинга и документами, изданными международными организациями. 

        Пользователи ресурса могут проверить основные сведения о ПДЛ и связанных с ними лицах.  Информация актуализируется на постоянной основе и включает в себя следующие сведения:

  • ФИО;
  • пол;
  • дату и место рождения;
  • занимаемые должности; 
  • декларацию о доходах для госслужащих;
  • сведения о связанных лицах.

        Дополнительную информацию о ПДЛ и ответы на вопросы можно получить в разделе «Позиция регулятора» на информационном сервисе X-Compliance: http://xco.news/publications/position/all?subject_id=pdl-publichnye-dolzhnostnye-litsa.

Источник: fedsfm.ru, fatf-gafi.org