ИТОГИ ГОДА: Российские банки — путешествие из Базеля в Воронеж

Банковский сектор РФ в 2022 году открыл новую главу в своей истории, которая гарантированно войдет в учебники по банковскому делу и пособия по работе в условиях санкций. Российские кредитные организации, хоть и с потерями, прошли сквозь град рестрикций, получив на Западе вместо разбросанных по международной шкале рейтингов общий для всех статус "токсичных", и в новом году, как и вся российская экономика, отправятся на поиски особого пути развития, подальше от международных стандартов Базеля.

ЧТО БУДЕТ, ТО БУДЕТ

Начало января не предвещало масштабных шоков на финансовом рынке, к тому времени российские банки уже восемь лет жили в условиях умеренно жестких санкций и учитывали их в своих прогнозах. "Когда тебе каждый день чем-то угрожают, то в конце концов это перестает пугать, поэтому нас уже этим напугать невозможно. Что будет, то будет, мы ко всем вариантам развития событий готовы", — философски говорил глава Сбербанка Герман Греф в кулуарах Гайдаровского форума в середине января.

ЦБ ожидал, что прибыль сектора пусть и не дотянет до рекорда постковидного 2021 года, когда банки заработали 2,4 трлн рублей, но по-прежнему будет внушительной и превысит 2 трлн рублей. Банки же обещали акционерам выплатить дивиденды, а клиентам - выстроить удобные экосистемы. В конце февраля, после того, как Россия объявила о начале военной операции на территории Украины, стало понятно, что все базовые прогнозы останутся на бумаге и нужно готовиться к реализации экстремального сценария.

Ответ западных стран, которые теперь в России называют "недружественными", последовал незамедлительно и первым делом ударил по финансовому сектору. Под блокирующие санкции США, Евросоюза и Великобритании последовательно подпали крупнейшие банки, включая Сбербанк и ВТБ, и их дочерние структуры. Это означает блокировку всех активов и счетов в долларах, евро и фунтах и полный разрыв отношений с партнерами в странах, которые ввели санкции.

Вдобавок к этому часть крупных игроков оказалась отключена от международной системы обмена финансовыми сообщениями (SWIFT). Из-за ужесточения комплаенс-процедур иностранных банков-корреспондентов многие российские кредитные организации (даже не попавшие в санкционные списки) были вынуждены полностью или частично приостановить переводы в долларах и евро. Платежные системы Visa и Mastercard перестали обслуживать российские карты, а международные расчетно-клиринговые организации приостановили операции российских клиентов с ценными бумагами и выплату доходов по ним. Беспрецедентной мерой стала заморозка $300 млрд золотовалютных резервов России.

ГУДБАЙ, АМЕРИКА. И ЕВРОПА.

Санкции против крупнейших российских банков нанесли серьезный удар по их международному бизнесу, который они кропотливо выстраивали последние 15 лет. Во многих зарубежных "дочках" было введено внешнее управление, а активы заморожены, часть банков была продана местным игрокам в очень короткие сроки.

Так, ВТБ потерял контроль над дочерними банками в ЕС и Великобритании. Европейский бизнес Сбербанка постигла такая же участь: ЕЦБ в конце февраля сообщил о рисках банкротства Sberbank Europe AG и ее подразделений в Хорватии и Словении из-за проблем с ликвидностью. В результате было принято решение Sberbank Europe закрыть, а хорватский и словенский банки передать местным кредитным организациям. Сбербанк пытается оспорить решение в суде ЕС, но надеяться на положительный исход в условиях напряженной геополитической ситуаций сложно.

Кроме того, крупнейший российский банк осенью расстался со своими "дочками" в Казахстане и Швейцарии. Казахстанский Сбербанк был продан холдингу "Байтерек", а швейцарская "дочка" — местной инвестиционной группе m3 Groupe Holding.

Из Казахстана ушел и подпавший под санкции Альфа-банк, в начале мая он продал свою "дочку" местному "ЦентрКредиту". Лишился он и бизнеса в Европе: в апреле окружной суд Амстердама признал банкротом его нидерландскую "дочку".

В условиях закрытых западных рынков российские банки стали активнее развивать азиатское направление и усиливать присутствие в так называемых "дружественных" государствах, в первую очередь — странах СНГ. ВТБ сообщил, что планирует сохранить присутствие в Китае, Индии, Вьетнаме, Армении, Азербайджане, Белоруссии и Казахстане. Сбербанк собирается открыть дополнительные филиалы в Индии и Китае.

СЮДА Я БОЛЬШЕ НЕ ЕЗДОК

Санкции в кратчайшие сроки изменили ландшафт банковской системы - уже очевидно, что в ближайшие пару лет она серьезно "обрусеет". В условиях обоюдных ограничений, в том числе на движение капитала, западные группы пересмотрели стратегию развития бизнеса в России и готовы нести серьезные потери, лишь бы оборвать связи с "токсичной" финансовой системой.

Первым с рынка ушла французская Societe Generale, продав в мае дочерний Росбанк его "историческому" владельцу — группе "Интеррос" Владимира Потанина и отразив чистый убыток от сделки в 3,2 млрд евро. На этом "Интеррос" не остановился: в апреле он стал основным владельцем еще одного российского банка, выкупив 35% TCS Group (головная компания Тинькофф банка) у Олега Тинькова.

Покинуть российский банковской рынок смогла и чешская PPF Group. В мае группа продала 49,5% ХКФ банка российским инвесторам во главе с бывшем руководителем РТС Иваном Тырышкиным, такую же долю на свой баланс выкупил сам банк. За продажу российского PPF получит в совокупности 530 млн евро, однако убыток от сделки гораздо выше - 900 млн евро.

Продажу дочернего банка в числе других вариантов рассматривают австрийский Raiffeisen Bank International и итальянский UniCredit. Хочет уйти из России и британский HSBC, который даже договорился продать "дочку" российскому Экспобанку, но пока не получил разрешения от российских властей.

Возможность выхода иностранных игроков с российского рынка сузилась в конце октября. Тогда президент Владимир Путин утвердил список кредитных организаций, выйти из капитала которых "недружественные" нерезиденты могут только по спецразрешению. В список из 45 позиций вошли "дочки" основных иностранных игроков российского банковского рынка.

"Добро" на продажу одного банка из этого списка уже было получено. "АвтоВАЗу" разрешили приобрести 100% акций российского РН банка, который альянс Renault-Nissan развивал совместно с "дочкой" итальянской группы UniCredit — Юникредит банком. После ухода из России и Renault, и Nissan смена владельцев их местного банка выглядела как логичной, так и неизбежной.

Сделка по продаже еще одной банковской "дочки" другого автоконцерна находится в стадии завершения и ждет лишь президентского разрешения. Mercedes в конце октября официально объявил об уходе из России и намерении продать "Автодому" доли в своих местных дочерних компаниях, в том числе "Мерседес-Бенц Банк Рус".

Intesa Sanpaolo тоже хочет продать российский "Банк Интеза", его покупателем, по данным источников "Интерфакса", может выступить менеджмент кредитной организации во главе с Антонио Фаллико.

ЭКСТРЕННАЯ ПОМОЩЬ

Первая волна ограничений сначала отразились на валютном рынке, курсы доллара и евро к рублю обновили исторические максимумы, доллар в моменте стоил больше 120 рублей, евро — больше 130 рублей. Санкции против российских банков привели к росту объемов неисполненных сделок и дефициту валютной ликвидности.

На помощь кредитным организациям пришел регулятор, у которого с кризиса 2008 года накопился богатый опыт спасения финансовой системы. Чтобы купировать девальвационные и инфляционные риски, ЦБ поднял ключевую ставку до 20% и ввел пакет регуляторных послаблений. Он предоставил финансовым организациям льготы по переоценке ценных бумаг и зафиксировал курс для расчета нормативов. Регулятор также дал банкам возможность распустить накопленный буфер капитала по валютным кредитам, но при этом рекомендовал рассмотреть вопрос о переносе выплаты дивидендов и бонусов менеджменту. В числе других мер - введение послаблений при расчете нормативов концентрации риска и базельского норматива краткосрочной ликвидности, а также неприменение мер к санкционным банкам в случае несоблюдения ими лимитов открытых валютных позиций.

Кроме того, ЦБ пообещал переосмыслить регулирование и адаптировать его под новые реалии, в которых уже нет необходимости строго выполнять принятые много лет назад обязательства по внедрению стандартов Базельского комитета по банковскому надзору. Банкиры уже давно просили ЦБ скорректировать часть требований (по их мнению, слишком жестких), но получали отпор регулятора.

"То, что ценное в "Базеле", надо взять, но сам по себе "Базель", если следовать его многим принципам, становится абсурдным. Допустим, по "Базелю" для меня самое спокойное было бы купить американские US Treasuries. Ну и чего я с ними буду делать? Какой риск я возьму на это? Понятно, что многие эти вещи просто не работают. (...) Я предлагаю назвать это "Воронеж-1" лучше. Зачем нам "Базель"? "Базель" — такая скука", — предложил в мае глава ВТБ Андрей Костин, чей банк одним из первых попал в санкционные списки западных стран.

Введение беспрецедентных ограничений смягчило позицию Банка России, который заявил, что готов учитывать национальную специфику для стимулирования выдачи кредитов на трансформационные проекты.

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

Геополитические риски вынудили крупнейших игроков банковского рынка пересмотреть свои подходы к развитию экосистем. Сбербанк, предпочитавший приобретать активы для наполнения своей, перефокусировался на ее развитие в рамках партнерств. От ряда направлений кредитной организации пришлось отказаться, но e-commerce все еще остается одним из приоритетных направлений, заявил в ноябре первый зампред правления Сбербанка Александр Ведяхин.

Несмотря на то, что Сбербанк вышел из ряда активов, эти направления остались в экосистеме группы. Так, например, структуры банка в мае покинул капитал "Окко", "Звука" и связанных с ними компаний, а также из "Облачных технологий" (SberCloud) и "Центра речевых технологий" (ЦРТ). Сбербанк тогда объяснил, что в рамках актуализации стратегии пересмотрел свое акционерное участие в ряде активов.

ВТБ, напротив, пока не планирует менять стратегию развития, хотя санкции и мешают ему выстраивать открытую партнерскую модель экосистемы, сообщил в ноябре глава банка Андрей Костин.

"Конечно, бремя этого нехорошего слова из трех букв, которое называется SDN (санкционный список Минфина США — ред.), в определенной степени мешает этому партнерству, потому что многие компании и потенциальные партнеры относятся очень осторожно к SDN-овским банкам. Но я не хочу прогнозировать ситуацию, когда вся страна будет в SDN, и тогда проблема сама эта уйдет. Я считаю, что постепенно мы будем выстраивать определенные отношения на базе именно партнерских отношений", — заявил Костин.

Смягчить проблемы ВТБ с развитием экосистемы поможет покупка банка "Открытие". Эта сделка стала сюрпризом для рынка, поскольку противоречит ранее озвученным планам ЦБ продать банк через IPO. ЦБ признал, что санкции против "Открытия" сделали невозможным рыночное размещение акций, но проблема совмещения функций собственника и регулятора осталась. Сделка с ВТБ, который готов купить активы "Открытия" по рыночной цене, позволит устранить конфликт интересов. Банк России рассчитывает завершить сделку до конца 2022 года, а через года-полтора "Открытие", на спасение которого было потрачено несколько сотен миллиардов рублей, исчезнет.

Раствориться именно в ВТБ у некогда самого амбициозного частного игрока рынка было написано на роду, ведь впервые акционерные узы связали их еще в кризис 2008-2009 годах. Тогда "Открытие", выросшее из успешного брокерского бизнеса эпохи реформы РАО "ЕЭС" и растившее банковский бизнес на лицензии звучного лишь своим названием "Щит-банка", было самым агрессивным санатором на нестабильном рынке, но, видимо, не рассчитало силы. С тех пор "Открытие" в разы выросло, и, сражаясь за звание частного игрока №1 с Альфа-банком, из санаторов угодило в санируемые. IPO было бы красивым продолжением истории, но в турбулентные времена стабильный аппетит к инвестициям в российский банковский сектор сохраняет как правило лишь государство в той или иной ипостаси. Тем более что "Воронеж-1" смотрит на госдолю в банковском секторе вполне снисходительно.

ПОД ГРИФОМ "СЕКРЕТНО"

Особенностью 2022 года стало засекречивание отчетности банков, а также информации об их собственниках и топ-менеджерах. На такую меру ЦБ пошел, чтобы минимизировать риски санкций со стороны недружественных стран. Регулятор продолжил публиковать статистику банковского сектора, но в усеченном формате, не раскрывая, к примеру, финансовый результат сектора.

Первые цифры потерь ЦБ озвучил лишь в сентябре: тогда первый зампред Банка России Дмитрий Тулин рассказал, что чистый убыток банков за первое полугодие составил 1,5 трлн рублей. Впоследствии в обзоре финансовой стабильности регулятор сообщил, что убыток банковского сектора на 1 ноября сократился втрое - до 0,4 трлн рублей с 1,5 трлн рублей на 1 июля. Как следует из данных ЦБ, в третьем квартале чистые процентные доходы банков превысили 1 трлн рублей, при этом, в отличие от второго квартала, в июле-сентябре банкам удалось заработать на торговых операциях.

"Если прогнозировать до конца года, у нас нормальная прибыль банковского сектора была 200 млрд рублей в месяц, в августе-сентябре приблизительно мы на эти цифры выходили. Поэтому если экстраполяцию какую-то делать, то в районе нуля может быть (результат по году — ред.). Будет ли это какой-то минус небольшой, будет ли плюс, мне кажется, это не так принципиально. Главное, что мы ушли от того большого минуса, который у нас был в первой половине года", — комментировал цифры директор департамента банковского регулирования и аналитики ЦБ Александр Данилов.

Большинство российских банков уже вышли на положительный финансовый результат, ЦБ ждет прибыли сектора в 2023 году, сообщила в декабре председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

Регулятор также довольно оптимистично оценивает уровень капитализации банков РФ. Накопленный за последние годы запас капитала банковского сектора позволяет большинству кредитных организаций сохранить устойчивость в условиях стрессового сценария. Однако некоторым банкам в случае реализовавшихся шоков может потребоваться докапитализация: ее общий объем оценивается в размере до 700 млрд рублей до конца 2023 года.

На фоне восстановления ситуации в банковском секторе Банк России планирует уже с начала 2023 года отменить часть регуляторных послаблений, в том числе связанных с переоценкой стоимости ценных бумаг и фиксацией курсов валют для расчета нормативов. В то же время в условиях высокой неопределенности относительно кредитного качества ЦБ продлит послабления по формированию резервов по кредитам гражданам и бизнесу. А чтобы не допустить сжатия кредитного портфеля в условиях отмены отдельных регуляторных послаблений, ЦБ планирует временно отменить надбавки к нормативам достаточности капитала.

Кроме того, регулятор собирается вернуться к публикации финансовых результатов банковского сектора по итогам 2022 года. ЦБ хочет сделать раскрытие отчетности по РСБУ обязательным, публикация отчетности по МСФО останется на усмотрение кредитных организаций. В планах ЦБ также возобновить ежемесячную публикацию оборотной ведомости по счетам бухгалтерского учета банков (форма 101), но не с прежней детализацией, а в агрегированном виде. Судя по всему, раскрытие в ближайшее время будет оставаться "гибким", подстраиваясь под обстоятельства - вполне в русле идеологии "Воронежа-1".