Отсутствие ответа РФ на нефтяной price cap хороший сигнал при текущей цене, так как позволяет реализовывать контракты — Шохин

России не стоит вводить жёсткие политические меры в ответ на нефтяной price cap, а при текущей цене целесообразно и вовсе воздержаться от ответа, проследив за реакцией контрагентов и позволив завершить текущие контакты и заключить новые, считает глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин.

"Честно говоря, не считаю — это мое личное мнение, что здесь нужен какой-то жёсткий ответ... Мы же продолжаем поставлять нефть, контракты заключаем на прокачку нефти, несмотря на то, что эмбарго и так далее", — сказал он журналистам в четверг, отметив, что дискуссии по поводу ответа на price cap с нефтяными компаниями ведутся, в рамках РСПП этот вопрос не обсуждается. Его слова приводит "Интерфакс".

В настоящее время государство, по мнению Шохина, просчитывает возможные эффекты от ответных мер как на доходы бюджета, так и на тех, против кого они будут направлены ("насколько этот наш жёсткий ответ, мягко говоря, кого-то расстроит, повлияет на что-то"). Кроме того, отсрочка в принятии президентского указа, фиксирующего ответные меры, позволяет завершить действующие контракты, отметил Шохин.

"Я так понимаю, он (указ — ред.) и задерживается, потому что не факт, что нужно публично что-то озвучивать. Пока ещё, как мы видим, многие компании, закупающие российскую нефть, ещё закупают по старым договорённостям. В любом случае, если будет какой-то универсальный ответ, жёсткий, нет и всё, продукция в пути может застрять. Поэтому, наверное, и пауза: надо дождаться, когда пройдут те сделки, которые были заключены и по которым нет, мягко говоря, отказов со стороны партнёров", — сказал глава РСПП.

Он отметил, что при текущей цене на нефть, когда контракты близки или даже ниже уровня "потолка", установленного G7 ($60/баррель), России целесообразнее в принципе воздержаться от жёсткого ответа, дав возможность реализовать контракты и заключить новые.

"Надо посмотреть на поведение и правительств Европейской комиссии, надо посмотреть на поведение компаний, с которыми мы работаем, как они отреагируют на это, и после этого уже (принимать ответные меры — ред.)", — считает Шохин.

Условия механизма price cap позволяют иностранным партнёрам не декларировать соблюдение потолка, достаточно, если они запросят дисконт. "Нигде не написано в этих решениях, что компании должны публично заявить, что будут покупать ниже потолка. Надо, чтобы фактическая цена была не выше. Но как уже статистика показывает, Urals последнее время и так ниже", — подчеркнул он.

"Более того, наши даже дружественные страны, Китай, Индия и так далее, мы же видим, что они покупали с достаточно большим дисконтом, они не выходили на уровень $60 в течение последний месяцев. Поэтому удержать вот эту цену, наверное, более важно было бы. Мы же заключаем, в том числе, долгосрочные контракты, но если так, если долгосрочный контракт не превышает $60, то что кричать об этом. Мы сами должны быть заинтересованы в том, чтобы сохранить эту цену. Поэтому то, что указа нет, это, на мой взгляд, хороший сигнал", — заявил Шохин.

"Другое дело, что если цена на нефть будет расти и темп этот будет большим, и потолок цен будет заметно ниже рыночной или квазирыночной биржевой цены с учётом сложившихся дисконтов Urals от Brent. Тогда возникает проблема", — добавил он.

"Поэтому нужно ли отвечать здесь на что-то? Как поведет себя дальше нефть", — резюмировал президент РСПП.

Как сообщалось, в сентябре G7 одобрила план введения потолка цен на российскую нефть, рассчитывая ограничить доходы бюджета РФ от продажи энергоресурсов. С 5 декабря западные компании не имеют права обслуживать и страховать танкеры с российской нефтью по всему миру, получая освобождение от эмбарго лишь в том случае, если она закупается по цене ниже определенного уровня. Аналогичные ограничения для российских нефтепродуктов вступят в силу 5 февраля 2023 года. Пока предельная цена на них не объявлена.