Швейцария рассматривает возможность внесения поправок в закон о банковской тайне

Швейцарские политики обсудят будущее закона страны о банковской тайне на фоне давления со стороны официальных лиц ООН, сообщила "Российская газета".

Чиновники международной организации призывают Женеву отменить правила, согласно которым осведомители и журналисты, сообщающие о потенциальных правонарушениях в банковской сфере, могут быть привлечены к ответственности.

В парламенте Швейцарии обсуждаются предложения, которые изменят закон о банковской тайне, известный как "статья 47", согласно которой раскрытие информации о клиентах банка является уголовным преступлением, даже если это отвечает общественным интересам. Специальный докладчик ООН по вопросам свободы мнений и их выражения Ирэн Хан заявила, что статья 47 нарушает международное право и права человека.

Ее вмешательство последовало за расследованием, проведенным консорциумом международных СМИ, включая Guardian, в отношении второго по величине банка Швейцарии, Credit Suisse. Утечка, которая включала данные о 30 тысячах клиентов, показала, что банк на протяжении десятилетий держал на счетах средства лиц, причастных к пыткам, торговле наркотиками, отмыванию денег, коррупции и другим серьезным преступлениям.

Однако строгие законы Швейцарии о банковской тайне означали, что журналистам, принимавшим участие в расследовании, известном как проект Suisse secrets, грозил штраф или даже тюремное заключение. В результате швейцарские СМИ не смогли принять участие в расследовании. Это побудило Хан написать швейцарскому правительству письмо с требованием объяснить, как законы соотносятся с приверженностью страны правам человека.

Статья 47 существует с начала XX века, но в 2015 году была расширена за счет включения в нее третьих лиц, таких как журналисты и осведомители, после ряда случаев, когда данные клиентов были переданы иностранным налоговым органам. Речь шла о данных Private Bank Suisse, к которым получили доступ журналисты. Швейцарское правительство заявило в ответ на запрос ООН, что оно полностью привержено свободе выражения мнений и ни один журналист никогда не подвергался судебному преследованию в соответствии с законом.