Лимит для депозитов "по нацпризнаку" в Британии реализовать через санкционные законы нельзя — эксперт

Идею ограничить размер депозитов в банках Великобритании для российских клиентов нельзя реализовать в рамках санкционного законодательства, считает адвокат, партнёр юридической фирмы ASTEY Юрий Сидоренко.

Намерение ввести "потолок" в 50 тыс. фунтов стерлингов для суммы, которую российские граждане смогут держать на счетах в британских банках, анонсировал премьер-министр Борис Джонсон в день начала российской военной операции на Украине 24 февраля. С тех пор было утверждено уже несколько санкционных пакетов, но эта мера, провозглашенная одной из первых, пока не реализована.

В четверг агентство Reuters со ссылкой на источники сообщило, что британские банки предупредили правительство: идея неработоспособна и юридически уязвима, напоминает "Интерфакс". Один из собеседников агентства предположил, что замысел родился в спешке и возможные последствия проработать не успели. Банки просят у властей гарантии, что им не придется отвечать за реализацию этой меры в судах, говорят источники издания. Обсуждения продолжаются, пока банкам не сообщили детали правительственного плана.

В истории с ограничением для депозитов, по словам Сидоренко, следует различать, идёт ли речь именно о санкциях, которые налагаются в соответствии с определённым законом (в данном случае применим Sanctions and Anti-Money Laundering Act 2018 года и принятые в 2019 году на его основании The Russia (Sanctions) (EU Exit) Regulations), либо "мы наталкиваемся на правоприменительную практику, позволяющую внимательнее присмотреться к не совсем определённому кругу лиц (с российским происхождением, российским гражданством либо подтвержденными связями с Россией), в который не входят лица, подпадающие под это регулирование".

В первом случае речь, с одной стороны, речь идёт о конкретных лицах, а с другой — о лицах, связанных с определенными отраслями или вовлечённых в какую-то конкретную деятельность, занятие которой влечёт применение санкций, и это целиком и полностью основано на соответствующем законе и принятом парламентом регулировании, отмечает юрист. "И даже во втором случае распространение санкционного режима должно быть каким бы то ни было способом обосновано (например, вовлечением в деятельность, направленную на дестабилизацию Украины, получение выгод от правительства РФ — без уточнения каких именно выгод, либо поддержкой правительства РФ). То есть критерии, хоть и крайне широкие, дающие большую гибкость и в том числе возможности для злоупотребления, но, тем не менее, не позволяющие уйти от совершенно определённой связи между соответствующим лицом, против которого активируется санкционный механизм, и украинскими событиями", — отмечает эксперт. "Таким образом, чтобы распространить санкции на неопределённый круг лиц, связанных по происхождению с Россией, придётся кардинально изменить всю логику этого акта (The Russia (Sanctions) (EU Exit) Regulations 2019)", — заключает Сидоренко.

Во втором сценарии есть уже давно сложившаяся практика, работающая и теперь, когда владельцев счетов в Англии просят в какой-то очередной раз подтвердить происхождение средств. Пока же такая проверка не пройдена, можно не пропускать определённые операции, блокировать средства и т.д. "И здесь действительно можно установить лимит и критерии для проверки. Однако это просто невозможно прописать в санкционном законодательстве, для этого не предназначенном. А кроме того, это, конечно, просто временная мера, создающая проблемы и для лиц с российским происхождением, и для банков, в которых они обслуживаются", — сказал юрист.

Опасения британских банков вызваны тем, что если такой процесс запустить, то им придется столкнуться с исками от россиян, которые обвинят финансовые институты в несоблюдении принципов равенства, резюмировал эксперт.