ОБОБЩЕНИЕ: От гособлигаций до футбола — мишени первого санкционного залпа США

США раскрыли содержание первого санкционного пакета, принятого в ответ на признание Россией Донецкой и Луганской народной республик. В целом рестрикции реализованы не в самом жестком варианте, и точка невозврата, которой могли бы стать, например, блокирующие санкции в отношении системообразующих публичных банков, пока не пройдена и форточка дипломатических возможностей не захлопнута. Зато санкционное меню оказалось неожиданно богатым — в первую очередь, из-за включения в SDN-List госкорпорации "ВЭБ", представленной в самых разных сферах.

Сначала в специальном телевизионном обращении ключевые пункты санкционного пакета обрисовал президент США Джозеф Байден. Он сообщил, что блокирующие санкции, то есть включение в SDN List, затронут две крупные финансовые группы — ВЭБ и "military bank" (имелся в виду Промсвязьбанк, опорный банк российского ОПК).

ВЭБ уже давно находился под санкциями — но не под блокирующими, а гораздо более мягкими, секторальными. Из-за них с 2014 года ВЭБ оказался фактически отрезан от западных рынков капитала и, не имея возможности рефинансировать внешний долг, получал на его обслуживание субсидии из федерального бюджета.

Теперь же речь идет именно о "черном списке" (SDN List). Все американские активы граждан и организаций, попавших в SDN List, замораживаются. Транзакции фигурантов списка с резидентами США или на территории США запрещены. Исключения или отсрочки оговариваются отдельными документами OFAC, подразделения Минфина США, ответственного за правоприменение в области санкций.

ВЭБ не является банком с точки зрения регулирования, но, тем не менее, это один из крупнейших кредиторов российской экономики: его кредитный портфель с учетом лизинга на конец сентября составлял 1,8 трлн рублей, активы равнялись 3,9 трлн рублей. ВЭБ финансирует ряд масштабных инвестпроектов, предусматривающих закупку за рубежом оборудования, в том числе посредством участия в синдицированных кредитах вместе с коммерческими банками. В первом комментарии после включения в SDN List ВЭБ ограничился заявлением о том, что госкорпорация продолжит выполнять принятые на себя обязательства, будет "повышать свою финансовую устойчивость и операционную эффективность". Крупные заемщики ВЭБа, особенно из числа публичных компаний, наверняка захотят более подробных разъяснений — по крайней мере, с точки зрения проблематики санкционного комплаенса. Пока же у тех контрагентов ВЭБа и его "дочек", которые принимают в расчет американские законы, есть месяц на сворачивание операций с ними: США дали на это срок до 24 марта.

В санкционной практике неоднократно имели место случаи продления подобных дедлайнов, наиболее яркий пример — группа "ГАЗ", полноценное вступление в силу санкций против которой переносится вот уже почти четыре года. Пример En+ Group и "Русала" показал, что за время действия отсрочек можно выработать схему выхода из-под санкций и реализовать ее, но в этом случае — как минимум, в отношении самого ВЭБа — аналог "плана Баркера" невозможен, так как фактически невозможна смена основного собственника ("Русал" и En+ покинули санкционные списки после того, как Олег Дерипаска перестал быть их контролирующим акционером).

ДЕНЬ ЗАЩИТНИКОВ, ПОЛУЗАЩИТНИКОВ И НАПАДАЮЩИХ

Вместе с ВЭБом под санкциями оказались сразу четверть сотни связанных с ним структур. Это и Российский экспортный центр, которому теперь чисто технически будет крайне непросто выполнять свои базовые функции, и производитель коксующегося угля "Сибуглемет" (долларовые расчеты за экспортные поставки должны проходить через американские банки), и футбольный клуб ЦСКА, чей бизнес по масштабам не сравним с сырьевым, но тоже сопряжен с многочисленными валютными транзакциями — от оплаты зарубежных сборов до перечислений за трансферы игроков и услуги их агентов.

Также в списке белорусская, украинская и азиатская "дочки" ВЭБа, "ВЭБ Капитал", "ВЭБ Инжиниринг", VEB Ventures, "Ангстрем-Т", Росэксимбанк, ЭКСАР, SPV-компания для выпуска облигаций в рамках Фабрики проектного финансирования и другие структуры.

Промсвязьбанку в обмен на отнятое право расчетов в долларах от Джо Байдена достался готовый слоган — "Their military bank". В пресс-релизе OFAC говорится, что при помощи ПСБ, который сконцентрировал в своих руках обслуживание около 70% оборонных госконтрактов, российские власти снижали санкционные риски для крупнейших банков — Сбера и ВТБ.

Вместе с ПСБ под санкции подпали 17 связанных с ним структур, включая лизинговые "дочки" и УК "Промсвязь", а также два нефтяных танкера и два контейнеровоза.

Санкции против Промсвязьбанка накладывают ряд ограничений на проведение операций в иностранной валюте, включая сделки с ценными бумагами, обслуживание счетов, а также использование карт банка на территории государств, объявивших санкции, констатировал ПСБ в своем заявлении.

"Введение санкций в отношении ПСБ было ожидаемым. Необходимые мероприятия заранее подготовлены и проведены банком в рабочем порядке. Санкции не оказывают существенного влияния на деятельность ПСБ. Банк работает в штатном режиме и продолжает свою деятельность по всем направлениям", — заявили в банке.

Операции по пополнению и снятию средств с карт банка осуществляются в офисах и банкоматах ПСБ с функциями приема наличных. Карты ПСБ, в том числе иностранных платежных систем Visa и MasterCard, работают в POS-терминалах и банкоматах на всей территории России. Все вклады, кредиты, расчетные операции обслуживаются, ПСБ исполняет все обязательства по начислению и выплате процентов, а также выдаче денежных средств со счетов клиентов.

Все операции в рублях, в том числе с ценными бумагами, а также депозиты физических и юридических лиц в национальной валюте, операции с картами платежной системы "Мир" не подпадают под действия любых санкционных ограничений со стороны иностранных контрагентов и государств.

ПСБ принадлежит государству, являясь основным кредитором оборонно-промышленного сектора РФ и обслуживая 70% гособоронзаказа. Объем предоставленного предприятиям ОПК финансирования составляет 1,5 трлн рублей, говорил в декабре прошлого года глава Промсвязьбанка Петр Фрадков (попавший в SDN-List вместе со своей организацией) на встрече с президентом Владимиром Путиным. Промсвязьбанк входит в число системно значимых кредитных организаций РФ и занимает 6-е место в рэнкинге "Интерфакс-100". До вчерашнего дня в отношении ПСБ не действовали никакие ограничения со стороны иностранных государств, хотя его позиционирование как "банка для оборонки" и ограничения на раскрытие информации подразумевали, что такой сценарий власти изначально не исключали, напоминает "Интерфакс".

Кроме Петра Фрадкова, персональные санкции коснулись еще двух топ-менеджеров, чьи отцы уже попали в SDN раньше: это зампред ВТБ Денис Бортников и глава VK Group Владимир Кириенко.