Обзор санкционных рисков и возможных последствий их невыявления

Аналитики X-Compliance предупреждают о рисках невыявления лиц, в отношении которых применяются ограничительные меры.

В Российской Федерации законодательно признаются следующие санкционные и негативные списки:

  • перечни Росфинмониторинга и Специальные экономические меры Российской Федерации;
  • санкции Совета Безопасности ООН.

Ограничительные меры других юрисдикций Россия не признает, однако взаимодействие с объектами, попадающими под действие таких ограничений, может повлечь за собой негативные последствия.

Потеря финансовых средств, иностранных партнеров, деловой репутации

Например, все имущество и имущественные права лиц, попавших в список SDN (Specially Designated Nationals List) OFAC США, считаются заблокированными на специальном счете Казначейства США на период действия санкций и не могут быть использованы вплоть до отмены санкций. Требования ведомств других стран могут быть менее жесткими и денежные средства в некоторых случаях удается вернуть, при этом сроки возврата не конкретизированы. У лица также могут возникнуть репутационные риски, связанные с потерей как собственных клиентов, так и бизнес-партнеров, которые по своим последствиям могут быть сравнимы с нарушением санкций США.

Включение в санкционный список самой организации, проводящей запрещенные операции

В частности, в США действуют санкционные режимы, позволяющие вводить ограничения в отношении резидентов третьих стран, проводящих запрещенные операции – так называемые "вторичные санкции" (Secondary Sanctions).

Возникновение судебных процессов в связи с нарушением договоров

Проведение запрещенной операции может означать не только нарушение санкционного режима, но и коммерческого контракта.

Штрафы за нарушение санкций

Компания, проводящая запрещенные применимым законодательством операции, может быть оштрафована ведомством иностранного государства, которое ввело санкции вне зависимости от ее юрисдикции. Так, по статистике надзорных органов США, общая сумма штрафов за нарушение санкций превышает 5 млрд долларов. Среди оштрафованных компаний присутствуют и российские. В частности, в 2014 году один из российских банков был оштрафован на 9,5 млн долларов за нарушение санкций против Ирана.

ОБНОВЛЕНИЯ САНКЦИОННЫХ СПИСКОВ

По состоянию на конец первого полугодия 2021 года в санкционных списках ООН, США, ЕС, Великобритании, Швейцарии, Австралии, Канады, Японии и Украины, которые отслеживают аналитики X-Compliance, напрямую поименованы 18 082 фигуранта (из них – 14 431 иностранное лицо, 3 651 – российское).

Среди российских лиц в указанных списках числятся 1 462 физических лица и 2 189 компаний.

Фото: X-Compliance

Среди российских компаний, включенных в санкционные списки, 17,7% занимаются производством, 16,6% — торговлей, 11,6% — транспортом, логистикой и связью, 8,4% — научными исследованиями и разработками, 8,2% — из финансового сектора, 6,8%  — из энергетического.

Фото: X-Compliance

Активность в части санкций, несмотря на пандемию коронавируса в мире, не только не снижается, но и наоборот – увеличивается. Так, в первом полугодии 2021 года санкционные списки обновились 500 раз против 368 за аналогичный период прошлого года. 

Чаще всего в первом полугодии 2021 года обновлялись списки США, ЕС и Великобритании, в частности: OFAC (USA) – 97 раз, The Restrictive measures (sanctions) in force (EU) и UK sanctions list  – оба по 56 раз, HM Treasury (UK) – 55 раз, а также BIS (USA) – 54 раза.

По сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в первом полугодии 2021 года на 35% возросло количество обновлений санкционных списков по пятницам. Причем по времени подобные обновления могут происходить достаточно поздно из-за разницы с Европой и США. Также возросло количество обновлений по понедельникам (117 против 61).

Наблюдается тенденция к росту активности по обновлению санкционных списков к концу квартала. Так, количество обновлений в марте 2021 года по сравнению с февралем того же года выросло в 1,5 раза, а в июне по сравнению с маем – в 1,2 раза.

Все это говорит об увеличении нагрузки в части отслеживания изменений в санкционных перечнях и поддержания данных для проверки в части санкций в актуальном состоянии.

БЕЛОРУССИЯ

Наиболее ярким событием в санкционной сфере за прошедшие полгода оказался инцидент с экстренной посадкой самолета Ryanair в Белоруссии 23 мая и задержание белорусского оппозиционера Романа Протасевича.

В связи с этим Совет ЕС 24 июня официально принял решение о введении секторальных санкций в отношении Белоруссии. Санкции предусматривают, в том числе, запрет на реализацию и транзит отдельных видов калийных удобрений, нефтепродуктов, табачных изделий. Помимо этого, белорусским государственным банкам и правительству перекрыт доступ к финансовому рынку Европы.

Параллельно с ЕС санкционные списки в отношении Белоруссии расширили США, Великобритания и Канада.

"Ответ на задержание самолета и оппозиционера был довольно жестким. Я бы даже сказал, неожиданно жестким, потому что ЕС перешли к секторальным санкциям и санкциям против отдельных компаний. Причем это не самый сильный удар, но он уже довольно чувствительный для Беларуси", — прокомментировал проекту X-Compliance программный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Иван Тимофеев.

"Вопрос в том, что будет делать (президент Беларуси — ред.) Лукашенко. Он в общем не намерен никаких уступок делать, судя по всему. Он пытается свои какие-то контрмеры (ввести — ред.) с мигрантами, транзитом и так далее… Все это не думаю, что заставит "есовцев" и тем более американцев свою точку зрения изменить", — отметил он.

По его словам, российский бизнес опасается вторичных санкций США в связи с ограничениями в отношении Беларуси. "Бизнес из других стран (не ЕС и США — ред.), в том числе и из России, опасаясь вторичных санкций, сам может уклоняться от сделок с белорусами, либо как-то пытаться модифицировать эти сделки", — считает представитель РСМД.

О том, что российские предприятия, которые ведут бизнес или рассматривают возможность ведения бизнеса в Белоруссии, должны учитывать санкционные риски при принятии своих коммерческих решений, говорит советник международной юридической фирмы Dentons Итан Хайнц.

"В широком смысле существуют три разновидности этих рисков: риск непосредственного нарушения санкций, риск оказаться под санкциями и косвенные экономические риски. Риск непосредственного нарушения санкций обычно можно предотвратить, исключив всякую связь с иностранной юрисдикцией, в которой введены соответствующие санкции, хотя в некоторых случаях это может оказаться практически неосуществимым или невозможным, например, в случае российских дочерних предприятий компаний из такой иностранной юрисдикции", — заявил он проекту X-Compliance.

"Риск прямого введения санкций против российского предприятия или предпринимателя за ведение бизнеса в Белоруссии, вероятно, остается довольно низким (примечательно, что санкции США против Белоруссии не предусматривают возможности "вторичных санкций"). Однако, как показывают последние события, этот риск не равен нулю. Менее заметные, менее значительные по стоимости обычные коммерческие сделки, которые не воспринимаются как особо выгодные для правительства Лукашенко, вероятно, связаны с меньшим риском в этом отношении", — отметил Итан Хайнц.

Наконец, санкции могут порождать косвенные экономические риски, например, риск неплатежеспособности белорусских контрагентов, которые особо затрагиваются существующими или будущими санкциями; риск колебания курса белорусского рубля (хотя он в наибольшей степени затронет белорусских контрагентов); риск разрыва цепочки поставок и т. п., подытожил он.

РОССИЯ

По мнению Ивана Тимофеева, встреча президентов США и России несколько стабилизировала отношения между государствами, хотя саммит не привел и не мог привести к смягчению санкционного давления на РФ.

"Накануне саммита… как минимум, две волны были санкционных в отношении России — одна в начале марта, другая — в середине апреля. Довольно серьезные это были волны… Накануне саммита было сделано много всего довольно плохого, я бы так сказал. Саммит несколько стабилизировал эту ситуацию, но она никуда не делась. Проблема, которая порождает эти последствия, она остается. Я думаю, что еще какое-то время, ближайшие 2–3 или 4 месяца эта инерция стабилизационная сохранится", — отметил он.

Однако после этого, по его мнению, могут быть использованы существующие правовые механизмы в законодательстве США для оказания давления на Россию. "По меньшей мере (президенту США — ред.) Байдену придется выполнять закон… о химическом и биологическом оружии, статья 307, которая требует введения санкций в два этапа. Первый этап уже состоялся в марте и Байден, по идее, должен был вводить санкции накануне саммита, но, естественно, он этого не сделал", — отметил программный директор РСМД.

У США так же есть и правовая база для введения санкций в отношении "значительной злонамеренной деятельности в киберпространстве", напоминает Итан Хайнц.

"Она не направлена конкретно против России, и принятие новой специальной программы санкций против России за причастность к хакерским атакам маловероятно. Никакое правительство практически не в состоянии остановить всю хакерскую деятельность на своей территории, поэтому не было бы ничего особо удивительного, если бы в будущем против связанных с Россией субъектов киберактивности время от времени вводились санкции. Более интересен вопрос о том, будут ли ответные меры США направлены против организаций (в том числе государственных органов), непосредственно не участвовавших в кибератаках, но, по мнению США, косвенно способствовавших им или не принявших мер по их предотвращению", — рассказал он проекту X-Compliance.

ПРАВИЛО 50%

Риск распространения действия ограничительных мер актуален не только при прямом упоминании компании в санкционном списке, но и в случае применения "Правила 50%". 

В соответствии с этим правилом, юридическое лицо считается находящимся под санкциями США (OFAC), Евросоюза и Великобритании (HM Treasury), если один или несколько его совладельцев находятся под санкциями и при этом их совместная доля владения составляет 50 и/или более процентов.

При этом риск распространения действия санкций в рамках "Правила 50%" и последствия его невыявления такие же, как и при непосредственном включении компании в санкционные списки. В данном случае к дочерним компаниям лиц, напрямую указанных в санкционных списках, применяются те же ограничения, что и к ним самим.

Сложности выявления случаев распространения действия "Правила 50%" связаны с необходимостью проводить затратный просчет структур владения и при этом суммировать доли менее 50%, а также учитывать требования нескольких директив (в соответствии с разъяснениями США (OFAC)).

В санкционных списках США (OFAC), Евросоюза и Великобритании (HM Treasury) напрямую поименована 461 российская компания, а также 674 физических лица, связанных с РФ. Российские компании, находящиеся под санкциями напрямую, зарегистрированы в 57% субъектов РФ. Так, в Москве располагаются 203 компании, Санкт-Петербурге — 64, Крыму — 30, Краснодарском крае — 24, Тюменской области — 23.

Фото: X-Compliance

Вместе с этим в отношении 5 151 российской компании был выявлен риск распространения действия "Правила 50%". В частности, под действие блокирующих санкций США (OFAC) могут подпадать 1 144 лица, неблокирующих — 4 002.

При этом российские юридические лица, в отношении которых был выявлен риск распространения действия "Правила 50%", находятся уже в 96% субъектов РФ. В топ-5 входят Москва (1 935 лиц), Санкт-Петербург (476), Московская область (280), Тюменская область (233) и Краснодарский край (166).

Фото: X-Compliance

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 1300

Постановление Правительства РФ от 01.11.2018 № 1 300 вводит специальные экономические меры в отношении ряда лиц (в основном – имеющих отношение к Украине). По состоянию на конец первого полугодия 2021 года в приложениях к Постановлению указаны 849 физических и 84 юридических лица. 

Помимо указанных в самом Постановлении лиц, эти меры должны применяться и к компаниям, которые они контролируют. Официальных указаний и разъяснений о том, что в данном случае означает контроль, на данный момент нет. В конце июля 2020 года в Государственную Думу был внесен законопроект № 996800-7 о применении специальных экономических мер, который, в числе прочего, предлагает установить порог подконтрольности на уровне 25%. В настоящий момент законопроект принят в первом чтении, X-Compliance следит за развитием ситуации.

Риски, связанные с лицами, подконтрольными фигурантам Постановления, необходимо оценивать в том числе и в условиях текущей неопределенности.

По подсчетам аналитиков X-Compliance, количество юридических лиц, связанных с лицами, в отношении которых применяются специальные экономические меры согласно Постановлению, достигло 3 637. Большинство из них (93%) расположены в Украине, остальные – еще в 35 странах.

ЦЕННЫЕ БУМАГИ

Санкционные ограничения могут касаться также операций с ценными бумагами компаний. В отличие от санкционных списков физических и юридических лиц, которые ведут ведомства, перечни ценных бумаг под ограничениями не публикуются. Кроме того, для оценки санкционного риска в отношении ценной бумаги необходимо учитывать целый ряд ее характеристик: вид, дата регистрации, дата начала размещения, дата погашения и т.д.

Аналитики X-Compliance проанализировали около 23 000 ценных бумаг российских организаций (акции, облигации, депозитарные расписки), которые выступают эмитентами, гарантами, поручителями. Из них около 4 700 связаны с российскими организациями под риском распространения ограничительных мер (в том числе и согласно "Правилу 50%"). По окончании первого полугодия 2021 года санкционные риски выявлены по 1 752 бумагам.

Большая часть этих ценных бумаг относится к компаниям финансового сектора (82,9%), также чуть более 10% бумаг связаны с компаниями из секторов энергетики и производства.

Фото: X-Compliance

93,3% бумаг с выявленными рисками относятся к компаниям, попавшим под действие неблокирующих санкций, еще 6,7% — блокирующих.

МОРСКИЕ И ВОЗДУШНЫЕ СУДА

Помимо физических и юридических лиц, под действие ограничительных мер могут также попадать морские и воздушные суда. Они фигурируют во многих санкционных и негативных списках, в том числе в списках ООН, России, США, Евросоюза, Великобритании, Швейцарии и Австралии. Использование таких судов может привести, например, к задержке поставки грузов, невозможности произвести оплату в рамках каких-либо международных контрактов, в которых прямо или опосредовано задействовано данное судно, а также к применению иных мер со стороны ведомств, вводящих санкции.

По данным X-Compliance, перед началом второго полугодия 2021 года под санкционными ограничениями указанных организаций и юрисдикций находятся 277 воздушных судов (1 из них российское) и 426 морских судов (32 российских). В топ–3 стран по количеству подсанкционных судов вошли Иран (282), Венесуэла (93) и Северная Корея (92).

Фото: X-Compliance

Сбор и анализ информации по санкциям связан с рядом сложностей. В их числе, помимо разнообразия ограничений и большого объема обновлений – отсутствие единого формата ведения санкционных списков, ошибки и разночтения в них встречающиеся, а также недостаток данных для идентификации фигурантов санкций.

X-Compliance — российский информационный сервис, который дает возможность выявить санкционные риски. Специализация проекта также сфокусирована на таких сферах, как ПОД/ФТ, противодействие коррупции, FATCA/CRS, противодействие использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком.

Теги: САНКЦИИ