ПОД/ФТ / Новости 21 декабря 2020

ЦБ РФ не видит риска масштабного оттока ликвидности в результате внедрения цифрового рубля

Банк России не видит риска масштабного оттока ликвидности из банковского сектора и роста депозитно-кредитных ставок из-за этого в результате внедрения цифрового рубля, сообщил зампред ЦБ Алексей Заботкин в ходе "круглого стола" комитета Госдумы по финансовому рынку.

Он отметил, что в целом банковская система находится в структурном профиците ликвидности. Хотя на прошлой неделе впервые за три года и был зафиксирован небольшой структурный дефицит, к концу года сектор вернется к профициту по мере поступления в банковскую систему средств по бюджетному каналу.

"Структурный профицит восстановится, более того, он достигнет порядка 1 трлн рублей, может быть, даже больше на конец этого года, а в течение следующего года — полутора, скорее всего, он продолжит возрастать и опять вернется в тот диапазон, который наблюдался на протяжении 2018-2019 годов. Напомню, что в предыдущие два года до начала ситуации с ковидом структурный профицит колебался в районе 2-3 трлн рублей", — сказал Заботкин. Его слова приводит "Интерфакс".

"Поэтому потребуется весьма значительный спрос на цифровой рубль, чтобы этот профицит перешел в состояние устойчивого структурного дефицита", - добавил зампред ЦБ.

Он подчеркнул, что внедрение цифрового рубля будет происходить постепенно, чтобы банковская система могла адаптироваться к изменениям.

Зампред правления Сбербанка Анатолий Попов на прошлой неделе заявил, что спустя три года после запуска цифрового рубля в него могут быть переведены порядка 2-4 трлн рублей, соответственно эти же средства перестанут быть доступными для кредитования, что в конечном итоге приведет к дефициту ликвидности и как следствие к росту ставок. В презентации Попова в ходе его выступления на "круглом столе" в Госдуме отмечалось, что отток ликвидности в 2-4 трлн рублей может привести к структурному дефициту ликвидности в размере до 2 трлн рублей, ставки межбанковского рынка заимствований превысят ключевую в среднем на 20 базисных пунктов (б.п.).

Заботкин подчеркнул, что Банк России может достигать операционной цели денежно кредитной политики, то есть поддерживать ставки денежного рынка вблизи ключевой ставки, как в условиях структурного профицита, так и в условиях структурного дефицита ликвидности. При этом, в условиях профицита ставки денежного рынка находятся ниже ключевой на 10-20 б.п., при дефиците, наоборот, выше на 10-20 б.п.

Изменение структурного баланса ликвидности может иметь последствия для средней стоимости фондирования банков и для параметров трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, отметил зампред ЦБ. Регулятор будет это учитывать при оценке денежно-кредитных условий. "Мы будем выбирать такую траекторию ключевой ставки, которая в итоге обеспечит денежно-кредитные условия, которые способны привести к нашей цели по ценовой стабильности — инфляции вблизи 4%. Иными словами, депозитно-кредитные ставки и в мире, где есть цифровой рубль, и в мире, где его нет, будут примерно одни и те же, а именно те, которые обеспечивают выполнение нашей цели по инфляции вблизи 4%", — заявил зампред ЦБ.