ПОД/ФТ / Новости 25 сентября

КЕЙС: АСВ прошло точку невозврата гособлигаций

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) через Банк России обратилось в Комиссию по надзору за финансовым рынком Австрийской республики (FMA) за информацией и документами, связанными с приобретением через RaiffeisenBank International AG облигаций федерального займа на сумму 7,93 млрд руб., принадлежавших обанкротившемуся банку "Интеркоммерц", сообщили "Интерфаксу" в АСВ.

Этому предшествовали возбуждение уголовного дела и три года разбирательства в арбитражном суде, сопровождавшегося трехкратным отклонением обеспечительных мер, в том числе запрета Минфину платить по этим бумагам. Но в итоге погашение состоялось, и вместо высоколиквидного актива у "Интеркоммерца" оказались права требования к неплатежеспособной организации, балансирующей на грани юридического небытия.

ПРЕДНОВОГОДНЯЯ ЛИХОРАДКА

Эпопея с пропажей ОФЗ "Интеркоммерца" началась в предновогодние дни в 2015 году. Этому банку, занимавшему 63-е место по объему активов в рэнкинге "Интерфакс-100" и 36-е место по объему привлеченных средств физлиц (64,3 млрд руб.), оставалось примерно месяц нормальной — на взгляд со стороны — работы.

Но 28 января 2016 года утаивать проблемы "Интеркоммерца" стало невозможно: подтвердилась информация, что он прекратил выдавать средства со счетов и вкладов граждан и организаций. На следующий день ЦБ РФ назначил в банк временную администрацию, а полномочия правления во главе с Александром Бугаевским были приостановлены.

К руководству банком он уже не вернется — 8 февраля 2016 года ЦБ РФ отозвал у "Интеркоммерца" лицензию, а 29 апреля Арбитражный суд Москвы признал кредитную организацию банкротом при отрицательном капитале в 65,1 млрд руб., конкурсным управляющим было назначено АСВ. Позднее Бугаевский стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве со средствами банка и эмигрировал в Чехию, откуда добиться выдачи его российским властям не удалось.

За месяц до введения временной администрации в "Интеркоммерце" начали готовить сделки, на оспаривание которых - сопровождающееся целым рядом странностей — затем уйдет более трех лет. 24 декабря 2015 года Бугаевский со стороны банка заключил с ОАО "Рай, Ман энд Гор" (РМГ) депозитарный договор и привлек в качестве попечителя счета ООО "Фин-трейд". Первая из этих организаций, в прошлом - уважаемый профессиональный участник отечественного рынка ценных бумаг, спустя месяц лишится лицензии по решению ЦБ РФ. Вторая известностью не пользовалась, в 2013 году имела по балансу активы на 877,6 млн руб., по данным аналитической системы "СПАРК-Интерфакс", но за 2014 год отчетность не сдавала.

ПРИЗРАК ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Сразу после открытия в РМГ счета депо "Интеркоммерц" перевел туда свои ОФЗ. Затем начался форсированный вывод этих активов: между 29 декабря 2015 года и 20 января 2016 года Бугаевский подписал серию договоров, по которым эти бумаги покупало ООО "Премиум-инвест". Единственным активом этой компании были 40,5 млн руб., внесенные в уставный капитал учредителем - ООО "Мегаполис", ныне уже ликвидированным.

Условия договоров устанавливали, что продавец обеспечивает перерегистрацию бумаг спустя три рабочих дня после их оплаты. Но когда временная администрация "Интеркоммерца" начала разбирательство по поводу этих сделок, то обнаружила, что оплаты не было: внутрибанковские проводки были оформлены, но на счете продавца денег не было (оборот по нему за все время составил всего 103 тыс. руб.), а счет, указанный в качестве счета покупателя, вообще был закрытым.

Тем не менее, РМГ на основании указаний попечителя счета, "Фин-трейда", перевело ОФЗ "Интеркоммерца" на счет депо в российской "дочке" RaiffeisenBank International AG — АО "Райффайзенбанк". Последнее снятие, согласно сводному отчету об операциях депонента, было осуществлено 21 января 2016 года ("Интерфакс" ознакомился с документом).

Депозитарий не мог поступить по-другому. "Он руководствуется передаточным распоряжением", — говорит адвокат Вячеслав Голенев. Согласно пункту 7.2 положения Банка России от 13 ноября 2015 года № 503-П основанием для списания ценных бумаг со счета депо является принятие депозитарием соответствующего поручения депонента, напоминает управляющий партнер коллегии адвокатов "Марк Лабеон" Игорь Кобзарев. "Соответственно, обязательного доказательства оплаты ценных бумаг покупателем по умолчанию не требуется. Обязанности депозитария удостоверяться в подлинности представленных платежных поручений не имеется", - отмечает он.

"Сам по себе факт неоплаты покупателем ценных бумаг не должен являться основанием для отказа в проведении операции по списанию ценных бумаг", — уверен руководитель практики по банкротству адвокатского бюро КИАП адвокат Илья Дедковский. "По российскому законодательству перевод депозитарием ценных бумаг по поручению своего клиента возможен без подтверждения оплаты", — согласны в АСВ.

Договоров купли-продажи в банке не было, сообщили "Интерфаксу" в агентстве.

Временная администрация сочла случившееся преступлением. "Сотрудниками ООО "Фин-трейд" при возможном содействии сотрудников РМГ похищены ценные бумаги, принадлежащие КБ "Интеркоммерц" (ООО) на общую сумму 7 792 013 220 руб.", — говорилось в заявлении, поданном Анной Ермаковой из ЦБ РФ, которая возглавляла временную администрацию, в Главное следственное управление Следственного комитета РФ (ГСУ СКР) в самом конце февраля 2016 года ("Интерфакс" ознакомился с документом). Этот эпизод пополнил материалы уголовного дела, которое изначально было возбуждено по обращению главы Банка России Эльвиры Набиуллиной.

"Интерфакс" поинтересовался в СКР ходом расследования. В следственном ведомстве отказались от комментариев.

В ОЖИДАНИИ КЭША

ОФЗ, которых лишился "Интеркоммерц", должны были гаситься 11 мая 2016 года, 27 декабря 2017 года и 15 марта 2018 года. В апреле ничего примечательного в части оспаривания сделок с этими бумагами не происходило, а 10 мая, ровно накануне первого погашения, юрист адвокатского бюро "Дело" Галина Окунь от лица АСВ подала первое заявление о принятии обеспечительных мер. Она просила судью Екатерину Игнатову обязать Минфин приостановить любые выплаты по бумагам, принадлежавшим "Интеркоммерцу", и наложить на них арест, обращая внимание в том числе и на факт предстоящих выплат.

11 мая канцелярия Арбитражного суда Москвы зарегистрировала заявление АСВ с пометкой "срочно". 12 мая судья отказала в принятии обеспечительных мер. Основанием стало то, что законность договоров о продаже облигаций не оспорена.

Заявление о признании сделок недействительными от АСВ поступило в суд только 15 июня 2016 года. Спустя три года, 14 июня 2019 года, судья Игнатова вынесла решение — признать сделки по продаже ОФЗ недействительными. К этому моменту все бумаги были погашены.

Нельзя сказать, что попыток воспрепятствовать этому не было. Вместе с заявлением о признании сделок недействительными АСВ подавало новое ходатайство об обеспечительных мерах. На этот раз оно тоже было отклонено. "Конкурсный управляющий не представил надлежащих доказательств в подтверждение своих доводов о необходимости принятия испрашиваемых обеспечительных мер, так как приведенные заявителем доводы не являются доказательствами, подтверждающими необходимость принятия обеспечительных мер и свидетельствующими о том, что имеется реальная угроза причинения значительного ущерба. Возбуждение уголовного дела само по себе не свидетельствует о необходимости принятия испрашиваемых заявителем обеспечительных мер", — решила судья.

Третья попытка, предпринятая в декабре 2016 года, также оказалась неудачной. В определении об отказе судья Игнатова слово в слово повторила написанное ранее, добавив лишь следующее: "Кроме того, постановлением следователя от 26.09.2016 уже наложен арест на спорные облигации".

В двух вышестоящих инстанциях юристы из "Дела", представлявшие АСВ, оспорить отказ ввести запрошенные обеспечительные меры не смогли. Обращаться в Верховный суд РФ они не стали. "Интерфакс" поинтересовался в агентстве и в адвокатском бюро, почему не подавались также жалобы. Ответа на этот вопрос не последовало.

"Интерфакс" также поинтересовался в Минфине и СКР, было ли постановление следователя сформулировано так, что не запрещало действия по погашению упомянутых облигаций, или обеспечительные меры был сняты до погашения. Оба ведомства от комментариев отказались.

Если в постановлении говорилось только об аресте, а не о запрете проводить выплаты, то это не было препятствием для того, чтобы Минфин перечислил средства держателю бумаг. "Наложение ареста не препятствует совершению эмитентом действий по их погашению, если такие действия предусмотрены решением о выпуске арестованных ценных бумаг и не запрещены постановлением о наложении ареста на ценные бумаги", — говорит Анастасия Высоцкая, юрист юридической группы "Яковлев и Партнеры".

Арбитражный суд Москвы, вынося решение, исходил из того, что погашение состоялось. Поэтому не стал возвращать бумаги в конкурсную массу, а взыскал с "Премиум-инвеста" в пользу "Интеркоммерца" 8,086 млрд руб. с учетом накопленного купонного дохода. При этом решение о взыскании обосновано исключительно теми доказательствами, которые были собраны еще временной администрацией "Интеркоммерца": покупатель не располагал денежными средствами, платежные документы были фиктивными, а банк, принимая фиктивную оплату на закрытый расчетный счет, не мог не знать о противоправности своих действий.

ОТЛОЖЕНИЕ ЗА ОТЛОЖЕНИЕМ

За три года юристы АСВ не менее 11 раз ходатайствовали об отложении судебного заседания. "В связи с необходимостью привлечения к делу иностранных организаций, а также истребования большого количества документов судебные заседания несколько раз переносились на более поздний срок. Также причиной переноса заседаний стал длительный процесс формирования значительной доказательственной базы, предоставленной как конкурсным управляющим, так и иными участниками процесса", — сказали "Интерфаксу" в АСВ.

Для участия в рассмотрении спора были привлечены две иностранные организации — международный банк со штаб-квартирой в Вене Raiffeisen Bank International AG и международная депозитарно-клиринговая система Clearstream Banking S.A. Определение об этом суд вынес 14 декабря 2017 года — на половине трехлетнего срока, который заняло рассмотрение дела.

"Очень удивляют сроки", — говорит Дедковский из КИАП. Трехлетнее рассмотрение, по его словам, "очень нехарактерно" для таких дел, особенно в ситуации, когда ответчик на заседания не является. "Если бы заявитель был более расторопным, вероятно, решение состоялось бы до погашения второго выпуска ОФЗ в декабре 2017 года", — считает он.

МОЛЧАНИЕ СУДА

Суд, впрочем, и сам замешкался. С публикацией определения о взыскании произошло нечто экстраординарное: резолютивная часть документа и его полный текст были опубликованы спустя 15 месяцев после оглашения принятого судом решения — 2 сентября 2020 года. После этого руководитель инициативной группы пострадавших кредиторов "Интеркоммерца" Алексей Стаханов обратился с жалобой в Квалификационную коллегию судей Москвы (он сообщил об этом "Интерфаксу").

Задержка публикации произошла "по объективным причинам технического характера", сообщил "Интерфаксу" представитель Арбитражного суда Москвы. Все без исключения эксперты, опрошенные "Интерфаксом", считают, что это случилось из-за перегрузки судей, особенно рассматривающих дела о банкротстве. "Участники банкротных дел зачастую сталкиваются с задержкой в публикации полного текста судебных актов", — отмечает Высоцкая из "Яковлев и партнеры".

Ускорить процесс публикации, возможно, могли бы участники спора. "В некоторых случаях помогают жалобы на имя председателя", — говорит Высоцкая. Но для ответчика, судя по всему, его результат никакого значения не имеет. "Судя по обстоятельствам дела, ответчику не важно, когда будет вынесено определение в полном объеме - компания не ведет деятельности, активов у нее нет, решение исполнить вряд ли получится", — отмечает Дедковский из КИАП.

В АСВ прокомментировали ситуацию так: "Сроки изготовления судебных актов относятся к компетенции судебных органов".

ГДЕ ДЕНЬГИ, РАЙФФ?

Минфин — как и любой другой эмитент — не может быть в курсе, кто является владельцем его бумаг в конкретный момент времени, отмечает собеседник "Интерфакса" на рынке заимствований. Эмитент, по его словам, не ведет реестра держателей, платит по бумагам одной суммой, через депозитарий — это требование закона, а тот распределяет выплаты дальше, по бенефициарам.

Но и для депозитария, через который платит эмитент, получателями средств станут другие депозитарии-номинальные держатели, которые переведут средства своим клиентам (возможно, снова депозитариям), и т.д., пока средства не дойдут до конечного бенефициара-держателя, отмечает собеседник "Интерфакса". Чтобы понять, кто владел бумагой, надо проследить всю цепочку номинальных держателей.

Для получения информации о конечном счете депо, куда были зачислены ценные бумаги, АСВ направило запросы, по итогам рассмотрения которых установлено, что таким конечным счетом является счет депо номинального держателя Raiffeisen Bank International в Clearstream Banking, сообщили "Интерфаксу" в агентстве. Суд предписал им обеспечить явку представителей в суд и предоставить необходимую информацию.

Судя по картотеке арбитражных дел, явки не было. Информация, судя по обращению АСВ в австрийское FMA, тоже не была предоставлена. Райффайзенбанк отказался от комментариев.

НА ГРАНИ НЕБЫТИЯ

Фактический результат рассмотрения этого спора таков: вместо высоколиквидного актива в виде государственных облигаций у "Интеркоммерца" оказались права требования к неплатежеспособной организации.

Она между тем балансирует на грани юридического небытия — исключения из реестра юридических лиц из-за предоставления в него ложной информации. С 17 апреля 2018 года, согласно данным аналитической системы "СПАРК-Интерфакс", налоговые органы собирались сделать это уже семь раз, последовательно выявив недостоверность сведений об адресе, владельцах и, наконец, о том, что фиктивен нынешний гендиректор Валентин Верещагин.

До сих пор, правда, каждый раз эти намерения регистрирующего органа блокировались — по заявлению кредитора решение откладывалось, сообщил "Интерфаксу" источник в Федеральной налоговой службе (ФНС). Этим кредитором является АСВ. "Конкурсный управляющий направлял возражения на каждое решение об исключении. 24 августа 2020 принято очередное решение о предстоящем исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ. Конкурсным управляющим планируется подача возражений на указанное решение налогового органа", — сообщили "Интерфаксу" в агентстве.

КТО БУДЕТ ОТВЕЧАТЬ?

Российское законодательство и правоприменительная практика допускают взыскание убытков с конкурсного управляющего, если его действия или бездействие нанесли ущерб банкроту или его кредиторам. "Под этими убытками понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы", — напоминает управляющий партнер коллегии адвокатов "Марк Лабеон" Игорь Кобзарев пункт 11 информационного письма президиума Высшего арбитражного суда РФ от 22 мая 2012 года №150 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих".

Такие взыскания нередки, а суммы бывают весьма значительными. Например, в деле о банкротстве ООО "Редом" ФНС добилась взыскания с конкурсного управляющего Петра Подпорина 833 млн рублей убытков. Ему в вину вменяли то, что они не принял исчерпывающих мер по выявлению дебиторов и по оспариванию подозрительной сделки с недвижимостью.

"Взыскание с конкурсного управляющего убытков является распространенным требованием, которые удовлетворяются судами", — констатирует адвокат Николай Титов, соучредитель юридической компании a.t.Legal. "Однако доказать факт того, что именно действия конкурсного управляющего привели к затягиванию рассмотрения дела, может быть проблематично", — говорит Высоцкая из "Яковлев и партнеры".

При этом о привлечении к ответственности в подобной ситуации АСВ им неизвестно. Не встречались подобные ситуации и другим опрошенным "Интерфаксом" экспертам.

Адвокат Голенев помнит лишь пару случаев, когда суды в принципе не одобряли действия АСВ при ведении банкротных дел — и то на уровне ВС РФ. Так произошло, например, в феврале 2019 года в споре о продаже банка "Пойдем!" Тогда кассационная инстанция отменила решения нижестоящих судов, которые признали законной продажу 100% акций этой кредитной организации, принадлежавших обанкротившемуся Пробизнесбанку, Совкомбанку.

Коллегия суда предписала пересмотреть дело и обратить внимание на аргументы противников сделки, которые "фактически ссылались на то, что договор купли-продажи [акций банка "Пойдем!"] является лишь первым звеном в цепочке притворных сделок, что этот договор наряду с последующими сделками по перепродаже акций прикрывал прямую продажу имущества не Совкомбанку, а иным лицам" (цитата по определению). Этими "иными лицами", по мнению заявителей, являются топ-менеджеры банка "Российский капитал", который на тот момент на 100% принадлежал АСВ, — Михаил Березов, Владимир Воейков, Сергей Лукаш, Сергей Фролов и Ольга Бахтина.

Государство сейчас является крупнейшим кредитором банка "Интеркоммерц". У ФНС 72,8% от общего числа голосов кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов банка для целей определения участников собрания кредиторов.

"Интерфакс" поинтересовался в ФНС, удовлетворена ли служба действиями конкурсного управляющего в рамках данного обособленного спора. Ведомство отказалось от комментариев.

В реестр требований кредиторов "Интеркоммерца" по состоянию на 1 августа 2020 года включены требования в размере 85,74 млрд руб., из которых на первую очередь приходится 67,65 млрд руб. В конкурсную массу поступило 7,49 млрд руб., в том числе 1,64 млрд руб. в результате взысканий в принудительном порядке.

На расчеты с кредиторами направлено 5,31 млрд руб., в результате показатель удовлетворения требований кредиторов первой очереди составил 7,86%, всех кредиторов - 6,2%.

Расходы на проведение конкурсного производства составили 2,73 млрд руб.