ПОД/ФТ / Новости 04 августа 2020

Закон о ЦФА способствует формированию растущих компаний в финтехе, но должен быть дополнен законом о цифровой валюте — эксперты

Вступление в силу закона о цифровых финансовых активах (ЦФА) способствует формированию в России новых секторов компаний — поставщиков удаленных услуг по автоматизации бизнеса и кибербезопасности, роботизации и big data, считают опрошенные "Интерфаксом" эксперты.

Ряд преимуществ закона, в частности, возможность выпуска гибридных токенов, позволяющая скомпоновать финансовый продукт под потребителя, бизнесу еще только предстоит оценить. Законодательство в сфере финтеха в России, по мнению экспертов, примет законченный вид с вступлением в силу закона "О цифровой валюте", в котором будут описаны правила обращения криптовалют, что форсирует интеграцию цифровых проектов в реальный сектор и международные системы.

Другая новация закона о ЦФА — возможность выпуска stablecoin, обеспеченных деньгами или ресурсами, которые могут выпускаться и обмениваться на иностранных площадках. Этот инструмент уже использует "Норильский никель", который планирует в 2020 году осуществить через цифровые транзакции около 20% своих продаж. Глава "Норникеля" Владимир Потанин, являющийся также сопредседателем координационного совета РСПП по вопросам цифровизации, активно участвовал в разработке закона.

В торговле металлами цифровизация, при всей важности, не будет играть системообразующей роли, но для новых секторов она станет питательной средой. Закон даст импульс к развитию наиболее перспективных и современных направлений цифровой экономики, таких как роботизация, big data, интернет вещей, AR и VR, полагает глава "Норникеля".

Для российских промышленных компаний, таких как "Норникель", это направление также открывает доступ на мировой рынок современных индустриальных решений, что будет способствовать обмену и внедрению наилучших технологий, считает Потанин.

По мнению Потанина, "принятие закона способствует появлению новых цифровых сервисов и платформ, объединяющих разработчиков, стартапы, поставщиков технологических решений и потребителей в таких отраслях, как металлургия, нефтегаз, энергетика, автомобилестроение и другие".

Следствием принятия закона станет появление большого числа российских компаний — эмитентов ЦФА, которые предложат рынку самый широкий спектр токенизированных продуктов, в числе которых может быть сырье, потребительские товары, различные услуги, объекты недвижимости, предметы искусства и так далее, сказал глава "Норникеля".

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев считает, что закон в основном направлен на ограниченный круг крупных компаний, которые могут выпустить stablecoin, и не способствует проникновению технологий в среду малого и среднего бизнеса. "Закон просто констатирует то, что давно существует и так. Никакого технологического прорыва он не обеспечит, но то, что возникает хоть какая-то регуляторика — это уже плюс", — заявил интернет-омбудсмен. В целом, по мнению Мариничева, наиболее бурно развиваются криптоактивы в странах, "где происходят фундаментальные изменения социально-экономических связей, когда обычных деньг уже недостаточно для закрытия всех финансовых вопросов взаимодействия внутри экономики".

"На данном этапе закон не идеален, но это первый шаг в нужном направлении. Закон позволяет оцифровать товары и услуги, следить за их оборотом, делая этот процесс прозрачным. Прозрачность и верификация информация — это именно то, что востребовано, особенно в свете коронавируса и тотальной дистанционной работы", — заявил главный редактор научного издания Indicator.Ru, кандидат физико-математических наук Николай Подорванюк, сооснователь ряда проектов (Neon.University, Brom.Top), использующих блокчейн и токенизацию.

"Уже сейчас в России создаётся большое количество компаний, которые рассчитывали в своей деятельности на работу с цифровыми активами, токенами и распределённым реестром — все это гарантирует прозрачность, сохранность и неизменность информации. Россия может стать флагманом в этом направлении за счет того значительного количества квалифицированных IT-специалистов, которым обладает наша страна", — считает он.

В итоге малый и средний бизнес может получить инструменты, позволяющие оптимизировать деятельность: автоматизировать бухгалтерию, учёт эффективности сотрудников и т. д., рассчитывает Подорванюк. Еще один потенциально растущий сектор — кибербезопасность, так как важным вызовом станет защита токенов от взлома.

"Закон позволит компаниям — и крупным блокчейн-платформам наподобие уже хорошо известной Waves или обладающей уникальными технологиями Power.io, и небольшим проектам с использованием блокчейна и токенизации — продолжать вести свою деятельность именно в России, а не искать аффилиацию где-то за рубежом. Идеальная схема, к которой, надеюсь, стремится государство — это возможность прозрачного работы с финансами, в том числе и имеющими иностранное происхождение", — сказал он.

"Я бы привел такой пример для понимания перспектив токенизации: молодой перспективный спортсмен, которому не хватает средств, чтобы обеспечить себе тренировки, выпускает токены, обеспеченные своим будущим гонораром, привлекает финансирование и потом делится частью доходов от победы в соревнованиях с теми, кто его спонсировал", — говорит Подорванюк.

Принятие закона может дать импульс как существующим проектам в этом сфере, так и способствовать новым, считает гендиректор АНО "Цифровые платформы" Арсений Щельцин. Среди существующих проектов — блокчейн-платформа для жилищной сферы, созданная ДОМ.рф и компанией Vostok; плоды блокчейн-лаборатории Сбербанка; наработки Qiwi; блокчейн-платформа "Мастерчейн", запущенная ЦБ и Ассоциацией финансовых технологий.

Пока таких проектов немного, так как технология требует интеграции в реальные процессы: в банковские продукты, страховой анализ, медицинские сервисы. Интеграцию могут обеспечить только крупные игроки, обладающими собственными лабораториями, или готовые к коллаборации с мировыми техническими центрами по блокчейну. В тоже время, многие стартапы, возникшие еще в 2017 г на хайпе блокчейна, не нашли партнеров и не получили финансирования.

Закон о ЦФА обеспечит "значок легальности" для проектов в этой сфере, что будет плюсом для мировых партнерств, привлечения инвесторов. "Но о полноценной интеграции в международные системы пока сложно говорить потому что нет интеграции с мировой цифровой валютой", — считает Щельцин. Гармонизирует ситуацию принятие закона о цифровой валюте, полагает он.

Принятие закона о ЦФА в существующей редакции — безусловно позитивный момент, особенно с учетом жестких статей об ответственности за нарушения, которые рассматривались в этом году, но не были приняты, считает президент Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин.

По его мнению, слабостью является то, что закон касается только закрытого блокчейна, что сужает область применения и не способствует доступности инструментов для массового применения. Закрытый блокчейн более присущ продуктам для государственного и корпоративного секторов, в то время как основные криптовалюты создавались как децентрализованные и общедоступные платежные системы, с открытым исходным кодом. Открытый блокчейн будет отнесет к сфере закона "О цифровой валюте", который будет рассматриваться осенью, напоминает Припачкин.

Закон о ЦФА позволит крупным компаниям выпустить токены, обеспеченные реальными товарами, а также гибридные токены, отмечает он. Но основной оборот таких токенов будет за рубежом, встает вопрос об инфраструктуре для этого рынка, отсутствие которой влияет на интерес к продукту. Интеграция с основными мировыми площадками проблематична, так как они работают с открытым блокчейном, следовательно, ликвидность будет невелика и цель привлечения иностранных инвестиций в экономику нереализуема, считает глава РАКИБ.

Закон ориентирован скорее не на крупные компании, а на все компании, у которых есть чем обеспечить токен, считает управляющий партнер Findustrial Consulting Group Алевтина Камелькова. "Главное — правильно продумать концепцию обеспечения", — добавила она. Но закон позволяет токенизировать любое денежное требование, в том числе необеспеченное. Закон не абсолютизирует криптовалюту, он скорее для инвесторов и компаний, которые рассматривают цифровые права как еще один инструмент финансово-технологического рынка, поясняет Камелькова.

По ее мнению, использование закрытого блокчейна не является проблемой. К примеру, Ripple, одна из крупнейших платформ, которая в основном используется для валютных операций, базируется на закрытом блокчейне. Отличие от открытого - в ограниченном количество валидаторов, которые должны соответствовать каким-то требованиям. Она признает, что Россия пошла по пути "неприятия криптовалюты как явления", не признавая ее платежным средством на своей территории, но считает справедливым, что Россия, как и большинство стран мира, таргетирует использование национальной валюты при обороте ЦФА. "Для инструментов финансового мира — это скорее нормальные требования, чем излишне суровые", — полагает Камелькова.

Она обращает внимание на то, что закон дает возможность выпускать в России гибридный токен, который "позволяет запрограммировать гораздо более сложные обязательства и отношения, чем акция или облигация, сделать более tailor-made (приспособленный под клиента) продукт". "Например, комбинировать предоплатный билет с какими-то денежными требованиями. Главное, чтобы это следовало вашей экономической модели", — отмечает Камелькова.

"Не все понимают ценность этого направления, и не все бизнес-модели позволяют рождать такие продукты. Я думаю, еще год-полтора бизнес будет присматриваться и учиться. Тогда, возможно, изменится отношение к самому закону и возможностям, которые он предоставляет", — рассчитывает она.