Глава ФАС считает некритичной продажу акций РЖД в среднесрочной перспективе для привлечения средств

Глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) РФ Игорь Артемьев считает некритичной продажу в среднесрочной перспективе неконтрольного пакета акций ОАО "Российские железные дороги" при необходимости привлечения средств.

"Если мы совершим реформу через национальный план до 2025 г., то у нас появятся огромные возможности у монополий. Часть из них перестанет быть естественными монополиями, просто останутся доминирующими субъектами, уйдут из-под жесточайшего контроля. Но сохранится антимонопольный и тарифный контроль по почти всему периметру, где это нужно, и можно будет привлекать частные инвестиции", - заявил глава ФАС в программе "Диалог" на телеканале "Россия 24".

"Можно будет продать, условно говоря, в РЖД 49% - если будет надо - и ничего страшного не произойдет", - добавил чиновник, отметив при этом, что "контроль отдавать нельзя над инфраструктурными монополиями".

Тему приватизации "Российских железных дорог" в ходе диалога глава ФАС поднял в контексте вопроса о судьбе крупных государственных компаний. "Есть наш план, мы хотим вообще уничтожить закон о естественных монополиях как класс. В условиях цифровой экономики, когда совершенно меняется весь мир, (...) что нам делать с РЖД в том виде, в каком (они – ред.) есть? (...) Почему это нельзя делать с помощью рыночных структур?" - обозначил проблему Артемьев.

"В мире давно уже понятие естественной монополии сформулировано совершенно по-другому. И мы сейчас в так называемом "пятом антимонопольном пакете", в законах, которые готовим, хотели бы дать другое определение, (...) которое в Европе постепенно набирает силу - линейный протяженный объект, создание альтернативы которого экономически нецелесообразно", - заявил чиновник.

"Естественной монополией в железных дорогах (нужно считать – ред.) мосты, шпалы, тоннели, но ни в коем случае не ремонты и все прочее, что сопровождает перевозки. И не перевозки ни в коем случае, - что тоже было сделано министерством экономики при нашей поддержке (в 2010-х гг. вагонный бизнес из "Российских железных дорог" был выделен в отдельные компании, одна из которых была приватизирована – ред.)", - пояснил он.

Глава ведомства согласился с доводом о том, что ситуация в РЖД принципиально поменялась с начала 2000-х гг., когда существовало министерство путей сообщения РФ (компания была создана на его базе в 2003 г.). "Российские железные дороги" - один из самых хороших, позитивных примеров", - отметил Артемьев.

Вопрос о приватизации до 25% акций "Российских железных дорог" обсуждался во второй половине прошлого года в ходе подготовки плана приватизации на 2020-2022 гг. (государству компания сейчас принадлежит на 100%), хотя в итоге в этот документ перевозчик не попал. Вернуться к идее приватизации РЖД (в числе прочих госактивов) предлагал Минфин. Против выступало министерство экономического развития РФ.

Менеджмент монополии и чиновники транспортного блока также критически высказывались по поводу продажи акций монополии, приводя различные аргументы. Генеральный директор монополии Олег Белозеров, например, считал нецелесообразным такой шаг до урегулирования отношений с промышленниками в части тарифной системы (до 2025 г. грузовые тарифы индексируются по формуле "инфляция минус", но с 2026 г. компания рассчитывает перейти на индивидуальный "электронный калькулятор").

Теоретически, говорил топ-менеджер, новому совладельцу "Российских железных дорог" может не понравиться применяемые сейчас ставки в отношении низкодоходных грузов. "(Возможна такая ситуация, что – ред.) акционер приходит и говорит нам: что вы так дешево уголь везете на Дальний Восток, почему занимаете неправильную экономическую позицию? Поднимите, пожалуйста, стоимость перевозки угля и не опускайте ниже себестоимости. Более того, акционер может пойти в суд", - отмечал он.

По мнению главы "Российских железных дорог", "тот формат, который есть на сегодняшний момент, - самый эффективный". "Если выстроится нормальная система прейскуранта с хорошей прибыльностью, доходностью - тогда, может быть, и можно будет рассматривать алгоритм приватизации. Пока я, честно говоря, боюсь. Я думаю, Минфин к этому прислушается", - заявлял в октябре Белозеров.

Кроме того, отмечал он, железная дорога в России выполняет не только транспортную функцию, "но и в какой-то части социальную, поддерживающую", у компании "большое количество социальных объектов". "Соответственно, при акционировании, мне кажется, мы не получим нужного экономического результата, а вот какое-то количество непрогнозируемых проблем можем получить", - говорил глава РЖД.

Схожее мнение высказывал в ноябре и замглавы Минтранса Владимир Токарев. "Я думаю, что (приватизация "Российских железных дорог" – ред.) не скоро будет. РЖД несут социальную нагрузку, и многие вопросы ей приходится решать не в рамках экономических процессов, а просто потому, что так требует сегодняшняя ситуация. Мне кажется, инфраструктура должна оставаться в собственности государства. Пока так должно быть, а дальше - жизнь покажет", - говорил он.

В свою очередь Максим Акимов, занимавший пост вице-премьера РФ, тогда выражал сомнения, что доля в "Российских железных дорогах" с учетом их масштабных инвестиционных планов вообще заинтересует частных инвесторов. Приватизация монополии - "это очень дальний горизонт", "очень долгая перспектива", обозначал чиновник свою позицию.

Между тем, в феврале министр финансов РФ Антон Силуанов заявлял, что присутствие частного акционера положительно сказывалось бы на качестве корпоративного управления в РЖД. "Сразу могу сказать, что мы не планируем сейчас приватизацию. Но, в конечном счете, если туда придет частник, - пускай там око частного акционера присутствует - это всегда хорошо, бодрит менеджмент. Поэтому здесь можем посмотреть", - заявил он. "Но надо готовить эту сделку, это не один год еще должен пройти", - подчеркивал при этом Силуанов.

Андрей Белоусов, курирующий в новом составе правительства вопросы развития транспорта в статусе первого вице-премьера, в ноябре, будучи помощником президента РФ, заявлял, что он против приватизации "Российских железных дорог".