ЦБ просит ВС РФ закрыть дело о законности правил определения признаков манипулирования на рынке акций

Банк России просит Верховный суд (ВС) РФ не рассматривать административный иск бывшего трейдера банка "Ак Барс" Артема Люлинского о признании недействительными правил определения признаков манипулирования рынком акций.

"Банк России просит Верховный суд Российской Федерации прекратить производство по настоящему делу", — говорится в направленном в ВС РФ отзыве регулятора (копия документа имеется в распоряжении "Интерфакса") на иск Люлинского.

ЦБ заявляет, что его методические рекомендации, признания которых недействительными добивается Люлинский, адресованы исключительно организаторам торговли, не являются общеобязательными и поэтому не могут затрагивать интересы истца как трейдера.

Министерство юстиции РФ, привлеченное к разбирательству в качестве третьего лица, отмечает, что оспариваемые документы не могли быть основанием для применения санкций к Люлинскому.

"Акты, изданные в виде методических рекомендаций, по своей правовой природе не являются нормативными правовыми актами, и не должны содержать императивных норм права и, как следствие, не являются основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний", — говорится в письме Минюста суду, копия которого также имеется в распоряжении агентства.

Со своей стороны, Люлинский считает доводы регулятора несостоятельными и направил в ВС РФ возражение на отзыв ЦБ, сообщил "Интерфаксу" представитель истца Владимир Подоприхин. По мнению истца, утвердив эти методические рекомендации, ЦБ фактически делегировал биржам функции контроля в отношении неопределенного круга участников биржевых торгов.

"Позицию административного ответчика (ЦБ — ред.), что оспариваемые методические рекомендации и приказы (которыми рекомендации введены в действие — ред.) носят рекомендательный характер и адресованы исключительно биржам, сторона истца считает надуманной и несостоятельной (. . .). Правовые последствия (применения методических рекомендаций ЦБ — ред.) возникают как раз на стороне неопределенного круга лиц из числа участников торгов", — говорится в возражении истца.

Люлинский считает, что оспариваемые рекомендации ЦБ обладают нормативно-правовыми свойствами, поскольку создают правовые последствия для участников торгов и направлены на регулирование общественных отношений — операций с финансовыми инструментами на биржах, в результате которых происходит переход прав на финансовые инструменты, ценные бумаги и валюту. "На этом общественно-правовом поле и созданы регуляторные механизмы, изложенные в оспариваемых приказах и методических рекомендациях", — отмечает истец.

"После проверки, проведенной на основании расчетов биржи по оспариваемым сейчас методическим рекомендациям, ЦБ аннулировал квалификационные аттестаты Люлинского и обратился в следственный комитет. Таким образом, методические рекомендации ЦБ, якобы носящие лишь рекомендательный характер, привели к применению регулятором санкций против Люлинского", — заявил "Интерфаксу" представитель экс-трейдера.

В августе 2019 года Кировский районный суд Казани приговорил Люлинского к 2,5 годам лишения свободы условно за манипулирование рынком акций (часть 2 статьи 185.3 УК РФ). Ему также запрещено на три года права заниматься деятельностью, связанной с осуществлением операций на рынке ценных бумаг. Кроме того, суд удовлетворил гражданский иск банка "Ак Барс" о взыскании с Люлинского 75,41 млн рублей реального ущерба и упущенной выгоды.

В ноябре того же года Верховный суд Татарстана подтвердил этот приговор.

По версии Банка России и следствия, с которой согласились татарстанские суды, Люлинский в 2011-2016 годах покупал по рыночной цене акции на свой биржевой счет, а затем с использованием рабочего счета банка "Ак Барс" или компании "Ак Барс финанс" продавал их выше рынка, получая в результате каждой операции прибыль в несколько сотен тысяч рублей. Регулятор насчитал у Люлинского 494 такие операции с разными ликвидными ценными бумагами.

Люлинский, в свою очередь, говорил суду, что трейдер в принципе не может рассчитать, какие операции вызовут существенное отклонение параметров торгов, а какие нет. Он также настаивал, что считает безосновательным требование возместить банку ущерб, поскольку перевыполнял план, поставленный банком.

В феврале 2020 года ВС РФ принял к рассмотрению административный иск Люлинского к Банку России о признании недействительными правил определения признаков манипулирования рынком акций.

В своем заявлении, Люлинский просит суд признать недействительными со дня их принятия четыре сборника методических рекомендаций, утвержденных в 2011 году приказами Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) РФ, правопреемником которой стал ЦБ: по установлению критериев существенного отклонения цены ликвидных ценных бумаг, по установлению критериев существенного отклонения цены низколиквидных ценных бумаг, по установлению критериев существенного отклонения объема торгов ликвидными и низколиквидными ценными бумагами и по установлению критериев существенного отклонения спроса и предложения ликвидных и низколиквидных ценных бумаг.

Формально эти методики носят рекомендательный характер, фактически же организаторы торгов в РФ обязаны руководствоваться ими при проведении расчетов, а альтернативных методов и способов расчета существенных отклонений в ходе торгов не предполагалось и не предполагается до сих пор, заявляет Люлинский.

Он отмечает, что положения именно этих методических рекомендаций легли в основу предъявленного ему обвинения в манипулировании рынком акций по ст.185.3 УК РФ и последовавшего затем обвинительного приговора.

Люлинский также утверждает, что, согласно оспариваемым методическим рекомендациям, биржи устанавливают секретные для трейдеров согласованные с регулятором коэффициенты для расчета критериев существенных отклонений цены, спроса и предложения, объема торгов ценными бумагами, при этом Банк России вводит в формулу расчета свой коэффициент, также секретный для участников рынка.

"То есть лицу, выполняющему сделки с ценными бумагами в режиме основных торгов ПАО "Московская биржа" самостоятельно произвести расчет показателей существенного отклонения объема торгов не представляется возможным ввиду существования "закрытых" коэффициентов", — говорится в заявлении.

"Иными словами, трейдер рынка не может знать, нарушает он параметры торгов по цене, объему или нет, не превышают ли его действия при совершении операции параметры существенного отклонения спроса или предложения именно в той форме, в какой ее утвердил административный ответчик (Банк России как правопреемник ФСФР — ред.), так как сообщат об этом трейдеру рынка позднее, уже на стадии привлечения его к уголовной или административной ответственности", — отмечает Люлинский.

Более того, оспариваемые методические рекомендации не могут применяться при уголовном преследовании, поскольку с их помощью невозможно в том числе рассчитать размер излишнего дохода трейдера, полагает Люлинский.

Так, он отмечает, что в статье УК РФ о манипулировании рынком излишний доход определяется как разница между доходом в результате незаконных действий, и доходом, который сформировался бы без учета таковых. "Однако в методических рекомендациях не усматривается возможность расчета самих критериев существенных отклонений с учетом предполагаемых параметров финансового инструмента, который сформировался бы без таких операций", — считает заявитель.

Заседание по административному иску Люлинского к регулятору ВС РФ назначил на 23 июня.

Решения судов по его делу Люлинский считает крайне значимыми для фондового рынка.