Минфин РФ предложил отмену валютного контроля как меру восстановления экономики после COVID-19

Минфин РФ вновь обратился к своему давнему предложению - либерализации валютного контроля, который ведомство считает рудиментарным явлением, на этот раз предложив рассматривать ее в качестве одной из мер по восстановлению экономики после пандемии коронавируса.

Общенациональный план по нормализации деловой жизни, восстановлению занятости, доходов граждан и роста экономики сейчас обсуждается ведомствами, на днях он должен быть внесен в правительство. Как сообщил "Интерфаксу" источник, знакомый с позицией Минфина, он предложил включить в план кардинальную либерализацию валютного контроля - вплоть до полной его отмены.

О необходимости существенной либерализации валютного контроля Минфин начал заявлять еще в 2017 году. А в январе 2018 года министерство подготовило поправки в закон "О валютном регулировании и валютном контроле", которыми предусматривалась отмена обязательной репатриации экспортной выручки как в рублях, так и в иностранной валюте, для всех экспортеров-резидентов, отмена запрета на операции между резидентами РФ за рубежом, а также снятие ограничений на операции резидентов по счетам в иностранных банках. Однако законопроект не был поддержан - правительство приняло сторону Банка России, выступавшего против предложения Минфина и углядевшего в нем увеличение риска проведения резидентами сомнительных операций по выводу денежных средств за рубеж.

В апреле 2018 года Минфин заявлял, что считает оптимальным способом реагирования на санкции США и их союзников предоставление бизнесу максимальной свободы действий на международных рынках, что предполагает отмену требования о репатриации экспортной выручки в страну. Такая позиция содержалась в письме Минфина, направленном в Минэкономразвития и аппарат правительства РФ.

После в валютное законодательство вносились многочисленные точечные изменения с послаблениями, но масштабная либерализация так и не была проведена.

В конце 2019 года Минфин подготовил законопроект об отмене уголовной ответственности за невозврат валютной выручки, предложив исключить из Уголовного кодекса статьи 193 и 193.1, которые устанавливают уголовные наказания за уклонение от обязанности по репатриации выручки и за переводы средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов. Минфин отмечал, что эти статьи не только не соответствуют цели, которая декларируется - противодействие незаконному выводу средств за границу, но и мешают благоприятному развитию делового климата, препятствуют нормальному движению капитала между хозяйствующими субъектами РФ и других стран, мешают решению задачи значительно расширить российский экспорт товаров и услуг, создают постоянные риски для российских физлиц и юрлиц при ведении ими международной торговли и условия для необоснованного давления на предпринимателей и неоправданного вмешательства в работу производителей товаров, работ, услуг и потребителей их продукции. Деяния, предусмотренные этими статьями, отмечал Минфин, не имеют смысла как самостоятельные преступления, они всегда являются лишь способом совершения других преступлений, в первую очередь легализации преступных доходов, а также уклонения от уплаты таможенных платежей, налогов, сборов и страховых взносов, содействия террористической деятельности, финансирования экстремистской деятельности, финансирования акта международного терроризма.

Однако в итоге в апреле 2020 года был принят закон, смягчающий 193 статью, одновременно усиливающий уголовную ответственность за уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Замминистра финансов РФ Алексей Моисеев в интервью "Интерфаксу" в сентябре 2019 года говорил, что, по большому счету, в валютном контроле нужно оставить только часть, связанную с запретом на использование иностранной валюты в расчетах внутри России.

Министр финансов Антон Силуанов не раз говорил о неповоротливости валютного законодательства, сетуя на противодействие коллег из ЦБ в вопросах его либерализации.

"Валютное законодательство у нас еще, к сожалению, такое косное, оно из Советского Союза, когда доллар нельзя было обменять на рубль, не получив за это уголовную ответственность", - говорил он на сессии Российского инвестиционного форума в Сочи в феврале 2019 года. "У нас сохраняется еще уголовная ответственность за невозврат валютной выручки, огромные (хорошо, сейчас снижаем) штрафы за невозврат валютной выручки. Огромная старая неповоротливая система наказания, ответственности еще сохранена, к сожалению. Знаете, почему? Мы в правительстве гораздо либеральнее чувствуем себя, чем наши партнеры в ЦБ", - отмечал Силуанов.

Моисеев, говоря о существующем порядке вещей с валютным контролем в РФ, приводил аналогию с запретом на бег, потому что им может воспользоваться грабитель, скрываясь с места преступления: "Например, кто-то кого-то ограбил - отнял сумочку и убежал. За грабеж и побег положено наказание, но бег как таковой преступлением не является, а вот бег с отнятой сумочкой - является. Так что, давайте введем уголовную статью за бег, если он сопровожден отнятием сумочки? Мне кажется, это перевернутая логика. Логика должна быть такая: у нас есть противозаконные деяния, в том числе мошенничество, связанное с выводом капитала за рубеж, так давайте вводить наказания в виде полутора-двух лет или штрафа. Такой логикой надо идти".

По его мнению, необходимо сделать несколько вещей - полностью отменить репатриацию и полностью либерализовать режим счетов граждан и юрлиц-резидентов РФ за границей.


Теги: САНКЦИИ