ФНС нашла в геологоразведке "Газпрома" уход от налогов, суд подтвердил нарушения (повтор от 6 марта)

Арбитражный суд Москвы подтвердил правомерность доначисления ООО "Газпром трансгаз Екатеринбург" (ГТЕ) 53,8 млн руб. налога на добавленную стоимость и 19,99 млн руб. пени по итогам сделок по покупке не имеющей ценности геологической информации, свидетельствуют данные картотеки арбитражных дел.

К разбирательству между Межрегиональной инспекцией ФНС по крупнейшим налогоплательщикам № 2 (МИ ФНС по КН №2) и ГТЕ привели последствия инвестиционных договоров, заключенных в 2003-2006 годах ООО "Уралтрансгаз" (прежнее название газотранспортной компании) с его 75%-й "дочкой" — ОАО "Уралнефть". Последняя по этим договорам должна была построить и сдать в эксплуатацию несколько разведочных скважин на Сабардинском, Сухореченском, Имантийском месторрждениях и Ювинской структуре. Работы велись в интересах ПАО "Газпром" и за его счет - к таким выводам пришли суды относительно условий финансирования. Подсчеты "Интерфакса" на основании данных картотеки арбитражных дел показывают, что стоимость работ составляла около 400 млн рублей.

Согласно результатам налоговой проверки, изложенным в судебных материалах, бурение этих скважин завершено не позднее 25 июля 2008 года, ликвидация - не позднее 25 августа 2009 года. Вся геологическая информация датирована 2004-2007 годами, причем ее содержание, как и ход работ в целом, были известны сотрудникам компании-заказчика. Тем не менее, формально завершение работ по этим договорам неоднократно переносилось — вплоть до 31 декабря 2012 года.

В 2012 году эта практика была прекращена: ГТЕ подал в Арбитражный суд Свердловской области серию исков о расторжении упомянутых договоров и взыскании выплаченных сумм. В качестве причин называлось нарушение "Уралнефтью" договорных обязательств в части передачи объектов.

Ответчик процессуально претензии не оспаривал, а по их сути отвечал, например, следующее: "Скважина [...] в настоящее время отсутствует, что делает потенциально невозможным исполнение ответчиком своих обязательств по договору". В другом деле имеется такой ответ: "Скважина является непродуктивной и по этой причине ликвидирована, в связи с тяжелым финансовым положением ["Уралнефть"] в настоящее время не имеет возможности вернуть денежные средства". Остальные были похожими.

В результате деньги возвращены не были, а возникшая задолженность стала основанием для подачи "Уралнефтью" в феврале 2013 года заявления о собственном банкротстве. 26 ноября 2014 года конкурсное производство завершилось, 23 марта 2015 года компания была ликвидирована.

Но в ходе процедуры банкротства была совершена сделка по передаче геологической информации. По этому соглашению, датированному 6 ноября 2014 года она была передана на баланс ГТЕ в счет погашения требований на общую сумму 441,34 млн руб.

На НДС от этой суммы ГТЕ заявил налоговый вычет, и именно это повлекло разбирательство с фискальными органами. МИ ФНС по КН №2 сочла, что сделка по передаче геологической информации была фиктивной, а потому права на налоговый вычет заявитель не имеет на основании пункта 1 статьи 54.1 Налогового кодекса (НК) РФ, который запрещает искажение фактов финансово-хозяйственной деятельности. На этом основании налоговые органы провели упомянутое выше доначисление НДС, а также насчитали пени. Впрочем, вменять в вину налоговое правонарушение "трансгазу" не стали, и компания избежала штрафа в размере 40% от доначисления.

ГТЕ оспорил это решение инспекции в судебном порядке. Основной аргумент газпромовской структуры заключался в следующем: инвестиционные договоры 2000-х годов на поисковые скважины надо отличать от сделки 2014 года о приобретении геологической информации. Последняя, излагается позиция юристов ГТЕ в материалах дела, "направлена на получение дохода и минимизацию финансовых потерь от банкротства контрагента", а потому является реальной сделкой.

Но Арбитражный суд Москвы этот довод отверг, согласившись с выводами налоговиков. В решении упоминаются несколько обстоятельств, свидетельствующих в пользу фиктивности спорной сделки. Во-первых, заказчик намеренно не принимал непродуктивные скважины, поскольку обладал геологической информацией, а эксплуатация непродуктивных скважин не представлялась возможной и требовала их ликвидации. Во-вторых, ситуация, когда объект строится и не передается инвестору, а ликвидируется, возможна исключительно в случаях взаимозависимости либо личной заинтересованности сторон по договору.

В-третьих, ход судебных разбирательств по искам ГТЕ к "Уралнефти" 2012 года косвенно указывает на то, что целью обращений в суд было банкротство дочерней организации. Здесь суд обратил внимание на то, что в нарушение договорной подсудности иски были поданы в Арбитражный суд Свердловской области, а не в третейский суд "Газпрома", при этом в судебных заседаниях не было представителей и возражений со стороны "Уралнефти".

"Таким образом, вышеуказанные решения судебных инстанций фактически подтвердили искусственно созданную задолженность ОАО "Уралнефть" перед ООО "Газпром трансгаз Екатеринбург". Следовательно, банкротство ОАО "Уралнефть" было спровоцировано действиями ООО "Газпром трансгаз Екатеринбург", которые заключались в непринятии построенных скважин и требованиях возвратить деньги за построенные (и уже ликвидированные) объекты", — говорится в решении Арбитражного суда Москвы.

Он также отметил, что сделка по приобретению геологической информации не направлена и на получение прибыли, поскольку из допроса свидетеля (ведущий инженер буровых работ Карташкин — ред.) следует, что геологическая информация по ликвидированным скважинам ценности не имеет. "(Это) также подтверждается тем обстоятельством, что до настоящего времени геологическая информация обществом (ГТЕ — ред.) не реализована", — говорится в решении суда.

Финальный его вывод звучит так: "Вычеты у налогоплательщика, перечислившего суммы предварительной оплаты, не могут быть признаны обоснованными, если гражданско-правовые сделки были заключены без намерения их реального исполнения".

Полный текст решения суда изготовлен 18 февраля 2020 года. У ГТЕ еще есть время на обжалование — оно производится в месячный срок.

Теги: TAX EVASION