Суд принял частичные меры обеспечения в отношении экс-руководителей Пробизнесбанка на 62 млрд рублей

Арбитражный суд Москвы в четверг частично удовлетворил ходатайство Агентства по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий) о принятии обеспечительных мер в виде ареста имущества каждого из девяти бывших руководителей признанного банкротом московского Пробизнесбанка на сумму 62 млрд рублей.

Как передал корреспондент "Интерфакса" из суда, суд принял меры обеспечения в отношении шести из девяти ответчиков. Суд отказал АСВ в принятии мер в отношении Надира Арифулина, Натальи Журкиной и Эльдара Бикмаева.

В определении суда, размещенном на сайте, говорится, что меры обеспечения агентство просило принять в отношении Александра Железняка, Дмитрия Дыльнова, Александра Ломова, Николая Алексеева, Арифулина, Вячеслава Казанцева, Кирилла Артёмова, Журкиной и Бикмаева.

АСВ мотивировало ходатайство тем, что имущество и денежные средства ответчиков могут быть скрыты, чем "будет нанесен ущерб банку и кредиторам".

В свою очередь, представители Арифулина, Журкиной и Бикмаева заявили, что их доверители "ведут себя добросовестно, отвечают на все запросы, посещают судебные заседания".

Они также отметили, что АСВ "не конкретизировало имущество, которое подлежит аресту, и пока не доказало вину" их доверителей.

Ходатайство о принятии мер АСВ подало в суд 17 февраля.

Дело рассматривалось в рамках иска АСВ о привлечении к субсидиарной ответственности в объеме 68,5 млрд рублей бенефициаров и бывших топ-менеджеров Пробизнесбанка. Иск АСВ отложен на 2 апреля.

Иск предъявлен бывшим акционерам банка Железняку, Бикмаеву и семи топ-менеджерам. Среди них экс-председатель правления Дыльнов, бывший начальник департамента корпоративных финансов Алексеев и вице-президент отдела по корпоративному кредитованию Журкина.

АСВ обратилось в суд с этим заявлением в августе 2018 года, причем среди ответчиков не значился экс-президент банка Сергей Леонтьев. АСВ возражало и против его привлечения к ответственности в декабре 2018 года по ходатайству АО "Судостроительный завод "Волга", мотивируя это тем, что данных об имуществе Леонтьева в России у агентства нет, а сам бизнесмен имеет гражданство Кипра и находится в розыске по линии Интерпола.

"Это не пополнит конкурсную массу, а затянет процесс", — сказала представитель агентства, поясняя свои возражения. В итоге суд не стал включать Леонтьева в число соответчиков.

Представитель АСВ тогда напомнила, что дела в отношении бизнесмена рассматриваются в Австрии и на Кипре, где у него есть имущество.

Суд в начале октября 2019 года оставил без рассмотрения аналогичное заявление 210 кредиторов Пробизнесбанка, которые также просили суд привлечь к субсидиарной ответственности в размере 68,5 млрд рублей бенефициаров и бывших топ-менеджеров кредитного учреждения.

Арбитражный суд Москвы 22 октября 2019 года по ходатайству АСВ продлил процедуру банкротства Пробизнесбанка на шесть месяцев и назначил следующий отчет АСВ о проделанной работе на 21 апреля 2020 года.

Пробизнесбанк являлся головным банком финансовой группы "Лайф", в августе 2015 года Банк России отозвал у него лицензию, а в октябре он был признан банкротом. Отзыв лицензии ЦБ РФ объяснял высокорискованной политикой банка, связанной с вложениями в низкокачественные активы. По версии АСВ, контролирующие банк лица выводили ликвидные активы через кредиты техническим юрлицам и приобретение неликвидных ценных бумаг.

Железняк, Бикмаев и Леонтьев владели 52,95% акций банка через ООО "Аливикт".

В 2017 году Следственный комитет РФ возбудил в отношении бывшего руководства Пробизнесбанка уголовное дело о хищении из кредитной организации более 25 млрд рублей. По версии следствия, Леонтьев вместе с Железняком создали преступную группу с целью хищения денег.

Это расследование продолжается, но обвинительный приговор был вынесен по другому делу в отношении топ-менеджеров Пробизнесбанка. Виновными по делу о хищении из этой кредитной организации более 2,4 млрд рублей были признаны Алексеев и бывшая глава одного из управлений Пробизнесбанка Марина Крылова. Хищение, по версии следствия, с которой согласился суд, совершалось путем выдачи подконтрольным компаниям заведомо невозвратных кредитов, а похищенные деньги под видом оплаты фиктивных сделок перечислялись на счета иных подконтрольных соучастникам организаций.