ПОД/ФТ / Новости 01 декабря

Криптовалюты: в чем опасность?

Дискуссии вокруг международного правового регулирования криптовалют не перестают утихать уже много лед подряд. Согласно рекомендациям FATF, Россия до конца года должна принять закон о регулировании криптовалют. Законопроект должен был быть принят еще 1 ноября 2019, но его рассмотрение во втором чтении опять отложено, ввиду сложности работы над текстом и разногласий участников процесса. Какие же риски несут в себе криптовалюты?

Криптовалюта – это цифровой актив, созданный в качестве средства обмена и использующий криптографические методы для защиты финансовых транзакций. Большинство наиболее популярных криптовалют функционируют децентрализованно, на основе открытых блокчейн-систем, то есть информация о транзакциях не шифруется и доступна в открытом доступе.

К наиболее очевидным рискам криптовалют, которые выявились на фоне резкого скачка их популярности, можно выделить две финансово-экономические: как валюты или как финансового инструмента. Денежная политика центробанков – сложный инструмент, не допускающий хождение на территории страны нерегулируемых валют, которые могут свободно пересекать границу. С точки зрение центробанка криптовалюта – серьезный фактор дестабилизации.

Помимо этого, если понимать криптовалюту как спекулятивный инструмент, возникает целый ряд опасностей массового вовлечения граждан в торги на криптобиржах: от потерь денежных средств до финансовых пузырей, на которые регулятор никак не может повлиять.

Однако более существенные риски криптовалюты несут в себе для международного правового поля. Как и любые виды активов и платежных средств, не поддающихся правовому регулированию, криптовалюты несут в себе риски отмывания доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма (ОД/ФТ). Ввиду анонимности транзакций и свободы их хождения через границы, криптовалюты опасны неограниченными возможностями, которые они дают различным видам преступных организаций.

Позиция FATF

Группа по разработке финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF) выразила свою позицию в нескольких документах и официальных заявлениях. Среди основных можно назвать доклад «Virtual Currencies Key Definitions and Potential AML/CFT Risks», опубликованный в июне 2014 года, и рекомендации для поставщиков виртуальных товаров и услуг «Virtual Assets and Virtual Guidance Providers» от июня 2019 года.

FATF определяет виртуальные активы, к которым относятся криптовалюты, как «цифровое выражение ценности, которое может быть использовано для платежа и инвестиций». Это не цифровое выражение фиатных валют или других традиционных активов, поэтому для них требуются отдельные регулятивные нормы. Несмотря на бесспорный потенциал виртуальных активов для технологических инноваций и развития в сфере финтеха, FATF видит серьезные риски, которые они несут с точки зрения ОД/ФТ.

Таким образом, FATF призывает юрисдикции к срочному принятию мер по регулированию деятельности поставщиков виртуальных активов и услуг, что подразумевает в том числе мониторинг клиентов. Для этих целей в обновленных рекомендациях по ПОД/ФТ от июня 2019 года и в «Virtual Assets and Virtual Guidance Providers» FATF призывает страны относить криптовалюты к «собственности», «фондам», «активам» и другим схожим видам собственности. В связи с этим активно обсуждается вопрос легализации стейблкоинов – видов криптовалют, которые привязаны к запасам обычных валют или физических товаров, в частности, золота.

Позиция ЦБ

ЦБ выразил свою позицию по поводу криптовалют  в письме «Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, Биткойн» от 27 января 2014 года. В нем, в частности, приведены следующие риски использования криптовалют:

  • отсутствие обеспечения и юридически обязанных субъектов – обязательных характеристик любой национальной валюты;
  • высокий риск потери стоимости ввиду спекулятивного характерах криптовалют, торгующихся на криптобиржах;
  • анонимный характер «выпуска» криптовалют и неограниченный круг субъектов пользования (могут привести к тому, что граждане и юрлица будут вовлечены в незаконную деятельность).

Таким образом, обмен криптовалют на обычные валюты, товары и услуги рассматривается как потенциальная вовлеченность в сомнительные операции в соответствии с противолегализационным законодательством.

Кроме того, ЦБ ссылается на ст. 27 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», согласно которому выпуск на территории Российской Федерации денежных суррогатов запрещается. Другими словами, криптовалюты понимались на тот момент скорее как «псевдовалюты», чем цифровые активы.

В 2017 году, в связи с резким ростом операций с использованием криптовалют на территории РФ, ЦБ еще раз подтвердил эту позицию в письме от 4 сентября 2017 года. Большинство операций с криптовалютами проходят вне правового регулирования РФ или большинства других юрисдикций и несут в себе высокие риски ОД и ФТ. Отдельно отмечаются в новом письме финансовые риски ICO (Initial Coin Offering — форма привлечения инвестиций в виде выпуска и продажи инвесторам новых криптовалют/токенов).

В связи с этим ЦБ высказал мнение о преждевременности допуска криптовалют и производных от них инструментов к обращению и использованию в организованных торгах.

С тех пор позиция ЦБ концептуально не изменилась. Однако со временем ЦБ согласился с целесообразностью регулирования криптовалют через определение их в качестве цифрового товара, подлежащего налогообложению, в соответствии с рекомендациями FATF. Разногласия Минфина и ЦБ по этому вопросу были улажены в марте 2018 года в рамках подготовки соответствующего законопроекта.

Позиция Росфинмониторинга

Информационное письмо Росфинмониторинга от 6 февраля 2014 года, в основном, повторяет доводы ЦБ. От себя ведомство добавляет, что анонимность платежей указывает на использование криптовалют в торговле наркотиками, оружием, поддельными документами и других преступлениях. Это, как и возможность бесконтрольного международного перевода средств, создает предпосылки для рисков ОД и ФТ. Таким образом, само использование криптовалют дает основание для рассмотрения таких операций как сделок, связанных с финансовыми преступлениями.

Другой аргумент Росфинмониторинга относится к децентрализованности в блокчейн-системах, что исключает законное обжалование или отмену несанкционированной транзакции. Нахождение же криптовалют вне правового поля исключает правовых механизмов обеспечения исполнения обязательств участниками сделки.

Законопроект «О цифровых финансовых активах»

Проект федерального закона разработан в соответствии с поручением президента по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере 10 октября 2017 года. Законопроект был принят в первом чтении в июне 2018 года и на момент ноября 2019 года все еще ждет повторного рассмотрения. Согласно рекомендациями FATF после оценки, Россия должна принять соответствующий закон до конца года.

Изначально предполагалось, что в законопроекте будет подробно прописан запрет на хождение и использование криптовалют на территории РФ. В процессе подготовки ко второму чтению, однако, понятие «криптовалюты» из него было изъято и заменено на «цифровые операционные знаки».  В таком виде законопроект фактически не предполагает регулирование существующих криптовалют, а касается новых видов цифровых активов, предоставляемых лицензионными поставщиками на закрытых блокчейн-системах.

Таким образом, профильные комитеты Госудумы оказались перед дилеммой: либо полностью запрещать криптовалюты на территории РФ, а в таком случае возникает целый ряд сложностей в администрировании этого запрета, либо сфокусироваться на регулировании исключительно легальных видов цифровых активов и платформ, отодвигая решение по криптовалютам на неопределенный срок.

По всей видимости, популярные криптовалюты, по всей видимости, ждет официальный запрет в России. Вопрос же о том, насколько строго будет правоприменение, остается открытым.