ПОД/ФТ / Новости 21 ноября

ИНТЕРВЬЮ: Глава Службы текущего банковского надзора ЦБ: "Не может быть диалога с лицами, занимающимися выводом активов или схемными операциями"

ЦБ РФ год назад завершил процесс централизации банковского надзора, передав кредитные организации от территориальных учреждений в ведение Службы текущего банковского надзора. О том, как сейчас происходит надзор за банковским сектором, какие проблемы выявляет ЦБ и какие изменения запланированы в надзорном процессе, рассказал в интервью агентству "Интерфакс" руководитель СТБН Богдан Шабля.

— ЦБ в октябре прошлого года завершил централизацию банковского надзора. Насколько повысилась оперативность надзорных действий регулятора? Как сейчас осуществляется надзор за банками с переходом на централизованный надзор и появлением личных кабинетов?

— Что самое важное удалось сделать в ходе самой централизации? Был обеспечен непрерывный процесс надзора: все контрольные вопросы за деятельностью банков, сопровождение инспекционных проверок, сама надзорная деятельность были обеспечены в полной мере. Могу сказать, что искренне горжусь коллегами, поскольку этот сложный процесс был проведен без каких-либо сбоев, связанных с переходом банка от одного надзорного подразделения к другому. Сейчас в ведении СТБН находятся 420 кредитных организаций (из них 35 небанковских кредитных организаций). В основном это банки с универсальной лицензией — 246, еще 139 банков имеют базовую лицензию.

Какие цели ставились при централизации надзора? Во-первых, стандартизации надзорных процессов, поскольку понятно, когда субъектов надзорной деятельности десятки, то это зачастую означает десятки надзорных практик, десятки подходов по применению мер воздействия, различные практики организации надзорной работы. Теперь у нас все находится в одних руках и нам гораздо проще смотреть за банковскими операциями, осуществлять надзор за банковскими группами. На мой взгляд, мы теперь более единообразно подходим к оценке оснований, а также выбору мер надзорного реагирования.

Во-вторых, повышение оперативности выявления проблем и негативных тенденций в деятельности банков на самых ранних этапах их возникновения. Стало гораздо меньше случаев, когда у банка с отозванной лицензией имеется и разрастается дисбаланс между активами и обязательствами. У нас все больше случаев, когда кредитные организации после отзыва лицензии имеют возможность расплатиться по своим обязательствам и осуществить ликвидацию без проведения конкурсного производства в рамках процедуры банкротства, и это хорошо.

Интенсивная надзорная работа позволила более оперативно выявлять существенные проблемы и обеспечить "вывод с рынка" кредитных организаций с неустойчивым финансовым положением и/или вовлеченных в проведение сомнительных операций.

Банк России провел работу по активации личных кабинетов филиалов кредитных организаций для обеспечения взаимодействия. С этого года Главная инспекция Банка России использует личные кабинеты для информационного взаимодействия с проверяемыми кредитными организациями. В электронном виде направляются уведомления о проведении проверок, а также электронные версии актов проверок. Это изменение значительно упрощает процесс ознакомления банков с актами проверок и подготовке при необходимости возражений по ним. Все это позволило в итоге повысить оперативность обмена информацией и снизить затраты кредитных организаций.

В 2018 году был проведен опрос среди 47 банков об оценке уровня взаимодействия с надзором. Средняя оценка (2,6 при максимальном значении 3 балла) свидетельствует, что банки в целом удовлетворены уровнем взаимодействия. В дальнейшем формы взаимодействия будут совершенствоваться, в том числе и с учетом конструктивных пожеланий банковского сообщества.

— Грубо говоря, "дыры" в банках с отозванной лицензией стали меньше, потому что вы быстрее выявляете проблемы?

— В том числе. Когда мы выявляем какие-то проблемы в деятельности кредитной организации, для нас очень важно, чтобы их масштаб не разрастался. Мы принимаем все предусмотренные законом меры для предотвращения дальнейшего развития выявленных негативных процессов, создающих угрозу интересам кредиторов и вкладчиков.

— ЦБ несколько лет назад заявлял, что в перспективе хочет проверить 100% активов российских банков. Достигнута ли эта цель?

— У нас нет ни одной кредитной организации, бизнес-модель которой была бы нам совсем непонятна, активы которой не были бы проверены с должной степенью глубины. Другое дело, что эта история очень подвижна: нельзя сказать, что мы проверили все активы или проверили значимую часть активов, и все, на этом успокоились. Ведь ситуация меняется быстро. Одни активы уходят, другие приходят. Они переуступаются, реклассифицируются и реструктурируются. Есть еще Служба анализа рисков, это очень мощный инструмент, который позволяет сверить надзорные оценки внутри структурных подразделений ЦБ.

Банки раньше не раз с определенной степенью обоснованности предъявляли нам претензии, что в предписании ЦБ указано какое-то замечание, а в акте проверки этого замечания не было или содержался вывод, что нарушений в этой области нет. Или, например, в акте проверки указан один объем дорезервирования, а в предписании сумма больше. И здесь нужно сказать, что мы очень далеко продвинулись по исключению таких ситуаций. Мы начали включать сотрудников СТБН в рабочие инспекционные группы Главной инспекции Банка России и в ходе проверки совместно с рабочей группой вырабатываем общие позиции, в том числе и по вопросам оценки кредитного риска. И сейчас в акте проверки отражается одинаковая позиция текущего надзора и инспекционного. Это лучше и для проверяемых, потому что они сразу получают согласованную позицию и понимают над чем им надо работать, и для Банка России в целом.

— Сколько у вас человек сейчас работает в службе?

— 750 человек, в том числе 180 региональных сотрудников. Функции уполномоченных представителей Банка России выполняют 105 сотрудников службы, в том числе 48 сотрудников в качестве уполномоченных представителей в региональных банках.

— Вам хватает?

— Нет. Но дело ведь не только в количестве, дело прежде всего в качестве. Готового надзорного сотрудника не выпускает ни один вуз. Это опыт, который можно получить по большому счету только в Банке России, и он требует времени. Мы с большим удовольствием берем молодых сотрудников, у нас с рядом вузов сложились очень хорошие отношения, мы приходим к ним даже на экзамены, слушаем защиту диссертаций и делаем предложения тем, кто нас заинтересовал. После реорганизации многие из тех, кто достиг пенсионного возраста, ушли на пенсию, вообще было довольно большое сокращение. В целом в ходе централизации надзорный блок был оптимизирован более чем на 50% по своей численности, с учетом сотрудников из регионов.

— Как сейчас банки взаимодействуют с кураторами и уполномоченными представителями ЦБ?

— Служба текущего банковского надзора охватывает всех кураторов и уполномоченных представителей (мы не берем системно значимые кредитные организации). В каждую кредитную организацию, в том числе региональную, в соответствии с положением № 310-П "О кураторах кредитных организаций", назначены кураторы. С целью обеспечения качественного надзора за деятельностью региональных банков предусмотрен штат сотрудников, располагающихся на местах в регионах, которые являются либо заместителями кураторов, либо уполномоченными представителями Банка России, и по поручению кураторов банков участвуют в осуществлении надзорных функций. В том числе посещают кредитные организации, оценивают ситуации "с места событий", оперативно информируют о существенных фактах и событиях в деятельности кредитных организаций и регионального банковского сектора в целом.

Все кураторы находятся в Москве, но это ни в коем случае не означает ослабления диалога с региональными кредитными организациями, поскольку в ходе централизации банковского надзора вопросу коммуникаций с ними уделялось особое внимание. Совещания с кредитными организациями могут проводиться как в форме очных встреч в Москве, так и по месту их нахождения, в том числе в формате видеоконференции.

В последнем случае руководители банков приглашаются в региональные отделения, с которыми по внутренней сети Банка России с использованием защищенных каналов связи проводится совещание. Совещания проходят по инициативе СТБН или руководства банка. Всего за 2019 год уже более 800 таких встреч, и это нормальная практика работы.

В отличие от кураторов, уполномоченные представители есть далеко не у всякой кредитной организации, закон определяет критерии, которым должен соответствовать банк. Более того, даже если кредитная организация соответствует этим критериям, то это не обязанность, а право ЦБ назначить уполномоченного представителя. Наличие уполномоченного представителя никак не связано с тем, что у кредитной организации есть проблемы. Это скорее говорит о необходимости более пристального внимания к банку, например, с большим объемом депозитов населения. Поскольку у уполномоченного представителя есть ряд предусмотренных законом полномочий, в том числе и очень ценные полномочия посещать заседания органа управления, приходить в кредитную организацию в любой момент по согласованию с руководством и иметь доступ к АБС кредитной организации. Эти уполномоченные представители находятся как в центре, так и в регионах, в зависимости от места регистрации кредитной организации.

Кроме понятий "куратор" и "уполномоченный представитель" у нас еще есть члены надзорных групп, поскольку за крупными кредитными организациями мы создаем надзорные группы. Они могут быть внутри СТБН, если это наша внутренняя история. Если же мы имеем дело с банковской группой, которая включает также иные некредитные финансовые организации, то тогда образуются надзорные группы и на уровне Банка России, куда входят представители разных департаментов - как со стороны банковского надзора, так и со стороны блока надзора за деятельностью некредитных финансовых организаций.

— Эти группы создаются только тогда, когда вы проводите проверку, или на постоянной основе?

— Постоянно действующие. Проверки - это один из инструментов, они проводятся с определенной периодичностью, а надзор должен быть непрерывным. В настоящее время проверки должны проводиться не реже одного раза в два года. В то же время подготовлены поправки в нормативное регулирование, согласно которым инспекционные проверки будут проводиться не реже чем один раз в три года, что, с одной стороны, соответствует риск-ориентированным подходам в банковском надзоре, с другой - будет способствовать снижению нагрузки на финансовые организации.

— Какие сейчас надзорные проблемы наиболее актуальны в банках, или этот набор вечен?

— Этот список традиционен: недостаточная капитализация и качество капитала, неадекватная оценка принимаемых рисков, в том числе кредитного, операционного, процентного, риска концентрации и других. Серьезную угрозу финансовой устойчивости кредитной организации могут создавать также корпоративные конфликты, и эти примеры многим известны.

— ЦБ называет высокую концентрацию рисков на бизнес собственников основной проблемой российских банков. Есть ли улучшения в этом вопросе после введения норматива Н25? С 2019 года перестал работать льготный расчет Н25, как банки справляются с этим нормативом?

— Высокая концентрация риска на бизнес собственника действительно остается одной из основных проблем российского банковского сектора. Введение норматива Н25, расчет которого предусматривает объединение заемщиков в группу связанных с банком лиц на основании как юридических, так и экономических взаимосвязей с банком, позволило получить надзорному органу более полное представление о периметре группы лиц, связанных с бизнесом собственника.

Вы сами упомянули о льготном периоде расчета норматива Н25 (до 1 января 2019 г.), в период действия которого банки успели подготовиться и скорректировать свои бизнес-модели. По данным Отчета о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2018 году, во II квартале нарушение норматива Н25 допустили 7 банков, по итогам IV квартала количество банков нарушителей уменьшилось до четырех. Таким образом, количество банков, не выполняющих Н25, постоянно снижается. Мы с банками ведем диалог и хотим, чтобы они смотрели на необходимость соблюдения Н25 не только с точки зрения формальных требований наших нормативных актов, а содержательно. И, когда кредитная организация отказывается разговаривать содержательно, это очень плохой признак. Если банк готов говорить о своих проблемах только в рамках действующего регулирования, это значит банк недостаточно кооперативен, возможно, что-то прячет. Когда банк честно и открыто признаёт масштаб проблем, то есть о чем разговаривать, есть возможность даже согласовать график проведения работы по устранению проблем. И мы двигаемся в этом направлении: у нас уже есть два случая, когда Комитет банковского надзора (КБН) принимал решения по предъявлению требований по приведению Н25 в нормативные объемы.

— И банки это сделали?

— Да. На КБН мы выходим в тех случаях, когда формальных критериев недостаточно и есть возможность для вынесения профессионального суждения на основании указания ЦБ. И вот как раз в этих двух случаях мы выносили решения на основании нашего профессионального суждения. В тех случаях, когда мы считаем, что нарушение норматива имеет место как нарушение инструкции, то просто предъявляем предписание.

— А вам хватает полномочий?

— Идеал — это когда сформулированы некие принципы, а все остальное — это профессиональное суждение. Когда мы содержательно разговариваем с банком о бизнес-модели, о бизнесе в целом, его успешности, когда мы можем говорить о стоимости привлеченных ресурсов, о стоимости размещаемых ресурсов, когда мы можем говорить о бизнес-стратегии и том, как этого банк будет добиваться. Все это регламентировать просто невозможно, тем более, жизнь бежит впереди этих регламентационных правил.

Поэтому, если у нас не будет профессионального суждения, мы всегда будем бежать сзади — новых операций, новых видов активов, что, как мне представляется, не соответствует интересам и ожиданиям общества.

— ЦБ бежал сзади несколько лет.

— Есть и такие оценки. Но я бы сказал, что это вина не только самого ЦБ. У нас и сейчас, если послушать, есть эксперты, которые говорят: "Ну как это так, у Банка России профессиональное суждение? Что это такое, как это взвесить, померить? Нужно ли это вообще? Не являются ли такие полномочия избыточными?" А это в принципе мировой тренд, и профессиональное суждение дается надзорным органам как раз для того, чтобы они купировали все эти риски. Но большинство все же понимает обстановку правильно и поэтому у нас появляется все больше пространства для применения профессионального суждения.

Касательно расширения полномочий в части мотивированного суждения. Сформированное мотивированное суждение — это, в первую очередь, приглашение кредитной организации к диалогу: первоначально сформированное мотивированное (профессиональное) суждение (с изложением оснований и выводов регулятора) направляется банку, который может ответить на такое суждение, изложив свою позицию, привлечь экспертов со своей стороны для обоснования своей позиции и ходатайствовать о встрече с регулятором, для прояснения своей позиции или согласования способа устранения выявленных регулятором проблем.

В рамках реализации консультативного надзора организуется диалог между регулятором и кредитной организацией при рассмотрении конкретного случая нарушения.

Таким образом, мотивированное (профессиональное) суждение позволяет в рамках надзора за деятельностью банка обеспечить более качественную оценку признаков возможной связанности юридических и физических лиц с банком.

— Адекватно ли банки сегодня оценивают кредитные риски? Достаточно ли формируют резервы?

— Объем формируемых резервов - предмет нашей постоянной работы, мы постоянно оцениваем кредитный риск и смотрим, какие сформированы резервы. Понятно, что по положениям 590-П и 611-П есть возможности принятия обеспечения для минимизации резерва, есть возможности на основании тех или иных существенных признаков повышать категории качества. У нас разработана система так называемых надзорных импульсов. То есть мы смотрим уровень резерва, который сформирован по кредитам той или иной категории качества, в целом по каждому банку и в целом по банковской системе. И когда мы видим, что у каких-то сопоставимых банков этот уровень резерва начинает критично различаться в ту или иную сторону, мы внимательно анализируем данные и точечно в этом банке смотрим, почему так происходит и насколько это обоснованно. У меня нет ощущения, что объем резервов в целом сейчас является недостаточным, вопрос находится на постоянном контроле.

— Ваша служба проверяла внутренние процедуры оценки достаточности капитала (ВПОДК) банков. Можете рассказать о результатах этой проверки?

— Определение классификационной группы кредитной организации базируется на оценке рисков и предполагает проведение комплексного анализа на основании отчетности, а также совокупности иных источников официальной информации о его деятельности, в том числе на оценках бизнес-модели. В свою очередь ВПОДК (внутренние процедуры оценки достаточности капитала), являются процедурами оперативного управления деятельности кредитной организации.

Комбинация двух факторов (оценка экономического положения кредитной организации/банковской группы и результаты оценки ВПОДК) дает возможность Банку России провести оценку достаточности капитала банка.

Банк России особое внимание уделяет организации превентивного банковского надзора и анализа. Выстроена система идентификации системных рисков на основе постоянного анализа состояния банковского сектора и принимаемых рисков с учетом внешних факторов. В сочетании с инструментами стресс-тестирования, мониторинга рисков, в том числе на консолидированной кросс-секторальной основе, система способна улавливать негативные тенденции и явления.

В 2019 году будет проведена оценка качества ВПОДК на групповой основе. Кроме того, рассматриваются следующие послабления:

  • о проведении оценки головных кредитных организаций банковских групп только на консолидированной основе с применением стандартизированной методики оценки качества ВПОДК без проведения указанной оценки по кредитным организациям, входящим в состав данных банковских групп, на индивидуальной основе;
  • о проведении оценки ВПОДК кредитных организаций с активами не менее 500 млрд рублей, не являющихся участниками банковских групп, на индивидуальной основе с применением стандартизированной методики оценки качества ВПОДК;
  • в отношении ББЛ (банков с базовой лицензией — ред.) и небанковских кредитных организаций оценку ВПОДК заменить на проводимую надзорную оценку в соответствии с указанием Банка России № 4336-У "Об оценке экономического положения банков".

При этом для банковского надзора важнейшей задачей остается качественное проведение комплексного анализа деятельности банка с учетом многофакторности оценок.

В рамках проверки ВПОДК за 2017 год мы глубоко посмотрели, как в каждой кредитной организации управляют своими рисками. Когда в самом начале банк проводит свою оценку ВПОДК и нам ее представляет, они определяют значимые для себя риски. И у нас были кредитные организации, которые даже операционный риск не выделяли в качестве значимого для себя. Нам это было так удивительно, мы их к себе приглашали и просили рассказать, как они живут. В ходе проводимых обсуждений мы с банками, как правило, приходим к единому пониманию рисков, присущих их деятельности, это уже шаг вперед. Мы выявили эти риски и пришли к пониманию, что ими надо управлять, под них были разработаны соответствующие документы. Кроме того, с каждой кредитной организацией мы имели очень детальную беседу по поводу величины устанавливаемого риск-аппетита, потому что у некоторых "красная зона" начиналась практически на уровне нормативного значения, и по результатам нашей работы эта ситуация была откорректирована. Поэтому, мне кажется, моими коллегами проведена колоссальная работа.

— Но никто не был наказан. Почему?

— Наказание не является вообще самоцелью надзора как такового. Наша цель - это коррекция деятельности. И вообще цель банковского надзора - это защита интересов кредиторов и вкладчиков и обеспечение стабильности банковской системы. Это не пустые слова. У нас из всего набора мер наказанием как таковым является только штраф. Но мы ими не злоупотребляем, мы накладываем различного рода ограничения, что-то запрещаем, очень много своих суждений доводим в форме просто рекомендаций. И если банк действительно кооперативен и заинтересован в том, чтобы работать лучше, то он эти рекомендации выполняет. Или вступает с нами в диалог, и мы можем подкорректировать эти рекомендации, если есть содержательные возражения. Потому что общение на уровне: мы им предписание с санкциями - они от них как-то уходят, завело бы все в тупик.

Вот с кем не может быть диалога, консультативного надзора, так это с лицами, которые занимаются выводом активов или схемными операциями, отказываются разговаривать о содержательных проблемах банка. У нас есть банки, бизнес-модель которых не приносит прибыли, и при этом годами не меняется, я их не понимаю, честно говоря. Мы их приглашаем, спрашиваем: в чем ваша бизнес-модель, ваш бизнес-план не менялся с такого-то времени, поменялась макросреда, как вы дальше будете развиваться, какие направления, какая у вас маржинальность — просто донимаем этими вопросами. А в конце следует простой вывод: не можете заниматься банковским бизнесом — рассмотрите вопрос о его продаже, либо — сдайте лицензию и честно рассчитайтесь с кредиторами, чтобы сохранить доброе имя и репутацию.

— И кто-то сдавал лицензию?

— Аннулирование лицензии далеко не такой редкий случай, и есть несколько случаев, когда такие решения были приняты именно после совещания с представителями банка в ЦБ. Мы показывали все сложности, говорили, что надо сделать, они нам отвечали: "Ну, для нас этот бизнес не основной и он нам особо и не нужен, да, мы согласны". Также приходили и собственники, для которых этот банк в структуре холдинга, и они тоже говорили: "Мое доброе имя мне намного дороже для основного бизнеса, поэтому я лучше сдам лицензию, полностью со всеми рассчитаюсь, чем буду полностью им заниматься".

— Регулятор анонсировал, что будет учитывать специфику бизнес-модели банков при определении классификационной группы банка по экономическому положению. Как именно будут учитываться результаты ВПОДК для отнесения банка к той или иной группе?

— Мы, действительно, хотим сделать, чтобы определение классификационной группы было более чувствительным по сравнению с теми показателями, которые там заложены.

— Что значит "более чувствительным"? Сделаете результаты ВПОДК одним из критериев отнесения банка к той или иной группе?

— Это один из вариантов развития регулирования. Мы не торопимся, поскольку попадание в ту или иную классификационную группу несет серьезные последствия для банка. Мы продолжаем нарабатывать опыт по ВПОДК, сейчас еще проведем оценку на групповой основе, и тогда будет более понятно, какие изменения действительно необходимы.

— Сколько банков находятся в режиме ежедневной отчетности?

— У нас на ежедневной отчетности находятся только те кредитные организации, которым предъявлены соответствующие требования. Предоставление отчетности на ежедневной основе не является формой организации оперативного сбора информации для анализа в целях выяснения негативных тенденций.

Я бы вообще хотел видеть отчетность всех кредитных организаций в ежедневном режиме, а лучше в ежеминутном, но надо соизмерять свои аппетиты с нагрузкой на поднадзорные субъекты, ну, и вообще с какой-то целесообразностью, потому что невозможно объять необъятное.

Отмена требования о предоставлении отчетности на ежедневной основе осуществляется Банком России по результатам анализа экономического положения банка, информации о принятии необходимых и достаточных мер со стороны органов управления, а также документов, подтверждающих устранение нарушений, путем направления письма об отмене требования.

— Выявляет ли ЦБ забалансовые вклады, или это тема в прошлом? Либо банки по-другому скрывают неучтенные вклады?

— Давно этого не было. Последний случай был зафиксирован в первой половине 2018 года, но он единичный. Я надеюсь, что эти случаи навсегда ушли в прошлое.

Забалансовый, или как его еще называют "тетрадочный", вклад — это принятый банком, но неучтенный вклад. В 2015-2016 годах эта проблема действительно стояла на повестке дня подразделений банковского надзора. Банк России ужесточил надзор в отношении ряда кредитных организаций, особенно за их вкладной политикой. В некоторых случаях и сегодня по отдельным банкам действуют ограничения максимальной процентной ставки по вкладам.

В декабре 2018 года были внесены изменения в статью 172 Уголовного кодекса РФ в части ответственности сотрудников за фальсификацию финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ст.172.1), а также ответственности за невнесение в финансовые документы учета и отчетности кредитной организации сведений о размещенных физлицами и индивидуальными предпринимателями денежных средствах (ст.172.3). При участии АСВ удалось снизить интерес к деньгам фонда со стороны лиц, которые выискивали самые рисковые депозиты, вкладывали на короткий период деньги, а затем получали компенсацию через АСВ.

Несмотря на принимаемые Банком России меры не лишне напомнить, что недобросовестные банки обычно объявляют о повышении процентных ставок по вкладам, привлекая средства новых вкладчиков, в том числе и на забалансовые вклады. Некоторые банки организуют привлечение таких вкладов за несколько месяцев перед неминуемым банкротством или отзывом лицензий.

Максимально высокие процентные ставки по вкладам на банковском рынке или чрезмерно активная их реклама, нежелание принимать деньги на вклад через безналичный банковский перевод или отсутствие систем дистанционного онлайн-управления счетом должны настораживать вкладчика.

Использование кредитными организациями схем по привлечению вкладов без их отражения в бухгалтерском учете остается в фокусе внимания Банка России, как надзорного органа. Для данных целей Банком России выработаны подходы к выявлению признаков привлечения банками забалансовых вкладов.

У нас сейчас еще есть такой интересный инструмент, которого раньше не было, и нехватка которого серьезно ощущалась - это проведение так называемых контрольных мероприятий или контрольных "закупок". Мы им действительно активно пользуемся.

— Можете рассказать поподробнее?

— Банком России в конце 2018 года утверждена Инструкция № 195-И, которая устанавливает порядок организации и проведения Банком России контрольных мероприятий в отношении кредитных и некредитных финансовых организаций, порядок направления копии акта о их проведении.

Эти мероприятия проводятся по заданию различных надзорных департаментов. В частности, СТБН по состоянию на 1 ноября было направлено 17 решений о проведении контрольных мероприятий, завершено 16. По значимым видам мероприятий мы разработали чек-листы, в которых обозначен порядок проведения мероприятия, на что обратить внимание, что спросить, узнать, какие документы получить и какие обстоятельства должны зафиксировать.

По большому счету, это не столько способ выявления проблем, потому что зачастую мы о них или точно знаем, или с большой степенью вероятности предполагаем, а возможность получить юридические доказательства нарушений, которые раньше кредитные организации вполне успешно прятали. Выбор объекта проверки (в части банков) осуществляется, если деятельность банка может нанести ущерб ее кредиторам и вкладчикам или создать угрозу их законным интересам, а также при выявлении признаков нарушений требований законодательства РФ и нормативных актов Банка России и (или) признаков нарушения банком прав клиентов.

Используя механизм "контрольной закупки", Банк России может выявить нарушения прав вкладчиков и своевременно принять применять меры. Важно отметить, что проведение контрольных мероприятий не заменяет проведение инспекционных проверок банков.

— Как проходит такая "закупка"?

— Подразделения безопасности территориальных учреждений Банка России по запросам надзорных подразделений проводят "контрольные закупки" как с выходом на место, так и дистанционно. Есть, например, контрольное мероприятие - открытие вклада, когда приходят сотрудники, которые четко знают, что они должны спросить, на что обратить внимание. Не предлагают ли им при открытии вклада просто занести в кабинет или рекомендуют не класть депозит в этот банк, а перенаправляют в другую организацию. То есть в ходе контрольного мероприятия наш сотрудник идет как обычный вкладчик и окунается во всю эту атмосферу.

Это уже не искусственная картинка, которую нам иногда стараются показать, а реальная жизнь. И когда, например, он внесет такой вклад, мы потом сможем оперативно по балансу проверить, появился ли этот вклад в учете — вот что важно, это к вопросу про забалансовые вклады.

— А по итогам этих "контрольных закупок" проверок были ли выявлены нарушения?

— Пока нет. Но есть такое понятие в юриспруденции "общая превенция". Теперь, когда банки знают, что у нас есть такой инструмент, мне кажется, они стали намного осмотрительнее.

— Сколько банков сейчас находятся под запретом и ограничениями на привлечение вкладов физлиц?

— В 2018 году Банк России ввел запреты и ограничения на привлечение во вклады средств физлиц и индивидуальных предпринимателей в отношении 102 банков, из них у 52 были отозваны лицензии. В настоящее время в отношении 13 банков действуют ограничения на привлечение во вклады средств физлиц и ИП.

Жесткие меры в отношении КО, в том числе в виде ограничения на привлечение вкладов физлиц и ИП, Банк России применяет в целях возможности исключения существенных негативных последствий для финансового положения банков и реальной угрозы интересам кредиторов.

— ЦБ заявлял, что готов рассматривать возможность снятия ограничений, если банки введут некоторые самоограничения по операциям. Кто-то накладывал на себя ограничения ради надзорных послаблений? Есть ли вообще банки, которые реально занимаются самооздоровлением и делают это успешно? Известно только об одном банке, который официально находился на самооздоровлении, и то у него была отозвана лицензия (Уралтрансбанк).

— Такие банки есть. Эти истории всегда разные. Бывают истории успеха и неуспеха. Проблема в том, что когда это история успеха, то я не имею права ее публично комментировать.

Самое главное, утверждение планов восстановления финансовой устойчивости (ПВФУ) банка возможно только в том случае, если собственники и менеджмент признают проблемы, готовы над ними работать, имеют возможность их устранить и показывают источники, за счет чего проблемы будут решены. Если все эти обстоятельства соблюдаются, то мы готовы вести диалог, утверждать эти планы, контролировать их исполнение. Если же мы видим, что попыткой таких разговоров собственник и менеджмент пытаются оттянуть время, а предлагаемые мероприятия по восстановлению финансового положения банка нереалистичны, то мы такие планы не согласовываем. Мероприятия должны быть реалистичны, а оценки консервативны.

Есть у вас 10 млн рублей прибыль от розничного бизнеса в месяц, их и заложите в план. Или, например, говорят: "Мы выкупим проблемные активы". Какие активы, когда, кто выкупит, за счет каких средств? Вот выкупит собственник, у него много денег. Так, стоп. Что за деньги? Какими конкретно источниками, в какие месяцы, какими суммами? И когда нам вся картина понятна, до мелочей, мы просчитали предложенную модель и понимаем, что у банка действительно есть возможности для реализации заявленных планов - да, план может быть утвержден.

С нашей точки зрения, разработка кредитными организациями ПВФУ (или, как их иногда называют, планов самооздоровления, recovery-планов) является важной составляющей в обеспечении финансовой устойчивости кредитных организаций. Такие планы будут приниматься во внимание при выработке предложений о применении к кредитным организациям мер в соответствии с инструкцией Банка России №188-И.

Мы исходим также из того, что ключевые элементы ПВФУ, включая выявление, управление, регулирование и контроль за значимыми рисками, форматы стресс-сценариев, сферы и зоны ответственности подразделений банка и участников банковской группы, определение и реализация подходов по обеспечению достаточности внутреннего капитала должны быть, как минимум, сопоставимы с подходами, используемыми в рамках ВПОДК.

В упомянутом вами примере собственник и менеджмент, к сожалению, не сумели исполнить утвержденный план восстановления финансового положения, что привело к отзыву лицензии на право осуществления банковских операций.

— Много ли сейчас вы выявляете схемных операций между участниками банковских групп или финансовых холдингов?

— Выявление схемных операций внутри финансовых групп и холдингов — это только одно из направлений большой работы, которая проводится СТБН совместно с другими подразделениями Банка России. В Банке России разработана отраслевая модель консолидированного надзора, которая предполагает взаимодействие надзорных блоков за кредитными организациями и некредитными финансовыми организациями.

По данным на 1 ноября СТБН оценивает деятельность 70 банковских групп (с участием 94 банков), 27 банковских холдингов (с участием 30 банков) и дополнительно 60 неформальных банковских групп, в которых активно участвуют 94 кредитные организации.

Необходимо пояснить, что является целью консолидированного надзора. Основное это:

  • формирование композитного риск-профиля каждой банковской или финансовой группы или холдинга;
  • установление риска влияния негативного развития банковской или финансовой группы/холдинга влияния на банковский сектор страны;
  • выработка адекватных превентивных мер по купированию негативного развития ситуации,

и только в последнюю очередь — выявление схемных операций внутри финансовых групп и холдингов.

Специалисты СТБН особое внимание уделяют вопросам оценки повышенной концентрации рисков на бизнес собственников, на отрасль, на регион, вложения в непрофильные активы. Способность куратора кредитной организации рассмотреть преднамеренные действия собственников, руководства банка, ведущие к ухудшению качества активов, к выводу активов, а также к вовлеченности в обслуживание теневой экономики, является важной составляющей надзорной деятельности.

Если же говорить о холдингах, у нас недостаточно полномочий по надзору за ними, эту проблему нужно решать изменением законодательства.

— Остается ли актуальной для ЦБ проблема фиктивного капитала банков?

— Проблема качества капитала находится в поле зрения банковского надзора, никто эту тему с повестки дня не снимал, фиктивная капитализация — один из пороков любой банковской системы. Фиктивный капитал банка не имеет никакого экономического содержания, поэтому рано или поздно ситуация с его использованием заканчивается разрушением кредитной организации. Кураторы Службы постоянно оценивают не только качество активов, которые были использованы при формировании или увеличении капиталов банков, но оценивают качество всех активов кредитной организации.

Сейчас мы даем предварительное согласие на включение источников в капитал. И теперь уже не мы доказываем, что банк учитывает в капитале ненадлежащие активы, а сами банки должны доказать, что эти источники прозрачные. Кроме того, когда у банка отзывается лицензия и туда входит временная администрация, мы, конечно, вместе с временной администрацией смотрим, что же действительно в итоге случилось. Эти выводы мы переносим на действующие кредитные организации и постоянно обсуждаем выявленные схемы, которыми "раздувался" капитал.

Скажу больше: при любом изменении структуры или величины капитала проводится детальный анализ изменений. Еще встречаются банки, которые увеличивают размер собственного капитала за счет завышения стоимости имущества. Отдельные банки в своей деятельности создают видимость соблюдения обязательных нормативов (Н2 и Н3, мгновенная и текущая ликвидность), используя цепочки межбанковских кредитов. Некоторые банки пытаются рефинансировать проблемные ссуды, когда пролонгируются сроки возврата кредита заемщиком, чтобы не отражать просрочку в балансе и не создавать под нее резервы.

К сожалению, не теряет актуальности схема замены просроченных кредитов на "токсичные" активы, при которой замена актива нередко осуществляется не напрямую, а через какие-либо схемы, выкуп имущества, отступное и т.д. Кураторы научились выявлять многие схемы, в том числе такие, при которых средства выдаются и технические активы появляются на балансе одного банка, а денежные средства выводятся через другой банк или НФО.

Продуктом банковского надзора можно назвать доказательства, подтверждающие факты вывода активов из банка, когда при замене актива в балансе банка появляется "технический" актив в разном исполнении: от вложений в ценные бумаги по завышенным котировкам или не имеющим биржевых котировок, или вложения в ценные бумаги, фактически не принадлежащие банку, или неликвидные векселя и пр.

Одной из основных причин отзыва лицензий у банков осталось неисполнение закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма".

Конечно, острых проблем сегодня стало меньше, но проблемы использования ненадлежащих активов при формировании источников капитала и неадекватная оценка имеющихся активов и рисков, еще остались.