Суд подтвердил арест активов бывших владельцев и менеджмента ПСБ по иску на 282 млрд рублей

Арбитражный суд Московского округа во вторник подтвердил решения судов нижестоящих инстанций о принятии обеспечительных мер по иску Промсвязьбанка о взыскании с экс-руководства этой кредитной организации 282,2 млрд рублей.

Фото: Shutterstock

Как отмечается в информации на сайте суда, были отклонены жалобы бывших совладельцев банка Алексея и Дмитрия Ананьевых и нескольких других экс-руководителей банка. Среди ответчиков по иску — бывшие зампреды правления Промсвязьбанка Андрей Жупанов, Алексей Иодко (отвечал за HR), Владимир Мамакин, Татьяна Волошкина, а также Владимир Шаталов (занимался малым и средним бизнесом), Евгения Козеренко (руководил корпоративным блоком банка), экс-руководитель блока финансовых рынков Дмитрий Иванов и ряд других сотрудников.

Изначально 29 мая Арбитражный суд Москвы арестовал активы братьев Ананьевых, членов из семьи и других ответчиков на сумму 282,2 млрд рублей. Среди арестованного имущества - доли в нескольких компаниях, предметы искусства, самолет Bombardier, земельные участки, средства на банковских счетах и ряд других активов.

Впоследствии были сняты меры обеспечения в отношении денежных средств в размере 80% зарплаты и других доходов. Некоторым участникам разбирательства также удалось добиться снятия ареста с жилья. Например, суд снял арест с квартиры Людмилы Перевозчиковой (тещи А.Ананьева) и еще некоторых заявителей.

Напротив, 6 сентября Арбитражный суд Москвы отказал Дарье Ананьевой (жене А.Ананьева — ред.) в снятии мер обеспечения.

ЦБ объявил о санации Промсвязьбанка в декабре 2017 года, банк был передан в Фонд консолидации банковского сектора. Позднее ПСБ перешел в собственность Росимущества. На базе кредитной организации создается банк для обслуживания крупных госконтрактов и гособоронзаказа.

Промсвязьбанк по итогам второго квартала 2019 года занял 8-е место по размеру активов в рэнкинге "Интерфакс-100", подготовленном "Интерфакс-ЦЭА". Затем банк в соответствии с постановлением правительства перестал раскрывать отчетность.