Переговоров о снятии санкций с "ГАЗа" в планах Силуанова в Вашингтоне не было

Переговоров о снятии санкций с группы "ГАЗ" в планах первого вице-премьера — министра финансов Антона Силуанова, который участвовал в ежегодной встрече МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне, не планировалось.

"Нет", — ответил журналистам Силуанов на вопрос, были ли в Вашингтоне контакты с американской стороной по теме "ГАЗа" в преддверии истечения отсрочки от вступления санкций против предприятия в полную силу.

"В этот раз не планировал (таких обсуждений в ходе визита — ред.)", — сказал министр. Весной прошлого года на полях аналогичного мероприятия Силуанов встречался в Вашингтоне с министром финансов США Стивеном Мнучиным (в структуре Минфина находится OFAC — ведомство, отвечающее за правоприменение в области санкций), и вскоре тот впервые заявил о перспективе снятия санкций с "РусАла".

Группа "ГАЗ" объединяет 13 предприятий в восьми регионах России, производит легкие и среднетоннажные коммерческие автомобили, автобусы, тяжелые грузовики, легковые автомобили, силовые агрегаты и автокомпоненты. Штаб-квартира группы расположена в Нижнем Новгороде.

"ГАЗ" попал в "черный список" Минфина США в минувшем апреле, одновременно с Олегом Дерипаской и еще целым рядом подконтрольных ему компаний. При этом было обозначено два дедлайна — на завершение бизнес-операций и на избавление от акций и долговых обязательств. Затем, по мере разработки и начала реализации плана по выводу компаний из-под санкций за счет отказа от контроля со стороны Дерипаски, эти дедлайны неоднократно продлевались. Группа "ГАЗ" ближе других подходила к полноразмерному вступлению санкций в силу: дедлайн, истекавший 23 октября, был продлен 19 октября (в этот день в Москве встречались вице-премьер РФ Дмитрий Козак и посол США в России Джон Хантсман). Затем продления были в декабре до 21 января, до 7 марта, до 6 июля и, наконец, до 8 ноября.

При этом другие компании, санкционированные вместе с Дерипаской — En+ Group и подконтрольный ей "РусАл" — уже исключены из SDN List после того, как бизнесмен отказался от контроля в них.