Сенатор-демократ попросил Минфин США не снимать санкции с En+ и РусАла, пока Дерипаска не лишится контроля

Сенатор Роберт Менендес попросил Минфин США не снимать санкции с компаний Олега Дерипаски до тех пор, пока бизнесмен не лишится контроля в них. При этом в письме политика министру финансов Стивену Мнучину, опубликованном на сайте Сената, есть и положительные сигналы для En+ (MOEX: ENPL) Group и "РусАла": влиятельный представитель Демократической партии не возражает против самого факта снятия санкций при выполнении определенных условий, соглашаясь с тем, что задачей введенных ограничений не является их устранение из бизнеса.

"РусАл" (MOEX: RUALR), En+ Group и другие компании О.Дерипаски попали в SDN List 6 апреля, в день введения максимально жесткого антироссийского санкционного пакета США. При этом было обозначено два дедлайна - на завершение бизнес-операций (до 5 июня) и на избавление от акций и долговых обязательств (до 7 мая). Затем эти дедлайны неоднократно продлевались, сейчас крайний срок - 7 января 2019 года. OFAC (Office of Foreign Assets Control, подразделение Минфина, отвечающее за правоприменение в области санкций) сообщал, что En+ и "РусАл" обратились к американскому правительству с информацией о существенном изменении в корпоративном управлении, которое потенциально может привести к смене контроля в компаниях (то есть к существенному сокращению доли О.Дерипаски, который, согласно заявлениям OFAC, является подлинной "мишенью" санкций, в отличие от принадлежащих ему компаний – ред.). На изучение этих предложений нужно время, объясняла OFAC перенос дедлайна.

Свое письмо С.Мнучину сенатор начинает с "опасений", которые он испытывает в связи с сообщениями о возможном снятии санкций с "РусАла" и En+. Перечисляя обвинения, выдвинутые в адрес О.Дерипаски при его включении в SDN List, Р.Менендес подчеркивает, что не видит оснований для снятия с него санкций, а санкции против En+ и "РусАла", по его словам, не должны быть отменены, пока бизнесмен не снизит свою долю в них. У О.Дерипаски и связанных с ним лиц не должно быть не только акционерного и операционного контроля, но и права выдвигать кандидатов в советы директоров или назначать менеджеров, полагает политик.

Схема, при которой принадлежащие О.Дерипаске акции передаются какому-либо российскому финансовому институту для дальнейшей продажи на рынке, должна быть строго ограничена по времени и реализовываться под контролем Минфина США, отмечает Р.Менендес. При этом сенатор "настойчиво рекомендует" не использовать для временной передачи акций организации, находящиеся под американскими санкциями, включая ВТБ (MOEX: VTBR) (в отношении госбанка действуют секторальные ограничения). Средства от продажи долей в "РусАле" и En+ должны находиться на специальном счете, доступ к которому О.Дерипаска сможет получить только после его исключения из SDN List, напоминает Р.Менендес.

Минфин должен дать En+ и "РусАлу" четкий сигнал, что в случае, если О.Дерипаска вновь увеличит свою долю в компаниях, санкции будут введены вновь, уверен сенатор. При этом он отмечает, что США не должны ставить задачу лишить "РусАл" и En+ бизнеса, так как это чревато последствиями для мировой алюминиевой индустрии и может нанести ущерб близким союзникам Америки в Европе.

В заключение Р.Менендес выражает поддержку введенным в апреле санкциям, и отмечает, что будет приветствовать дополнительное включение в SDN List фигурантов опубликованного в январе "кремлевского списка" (который сам по себе санкционным не является – ред.).

En+ (через нее О.Дерипаска контролирует "РусАл") разработала и уже в апреле начала реализовывать план вывода компании из-под санкций, названный по имени председателя совета директоров лорда Грега Баркера. В рамках плана О.Дерипаска покинул совет директоров En+ и "РусАла" (так же поступили и еще семь директоров, представлявших интересы О.Дерипаски в совете алюминиевой компании), а пост президента En+ оставил аффилированный с бизнесменом Максим Соков. Часть деталей "плана Баркера" раскрыла лоббистская компания Mercury, через которую En+ ведет диалог с американскими властями. В июле она попросила о "временном исключении" из санкционного режима, чтобы ввести в совет директоров En+ независимых кандидатов и снизить долю О.Дерипаски в компании ниже контроля. Кроме того, финальная фаза "плана Баркера" предусматривает завершение сделки по конвертации доли швейцарского трейдера Glencore в "РусАле" в пакет En+, которая была заморожена после введения санкций (Glencore в октябре 2017 года, в преддверии IPO En+, заявила о намерении конвертировать 8,75% "РусАла" в GDR En+, но спустя всего несколько дней после решения OFAC отменила сделку).

В августе Financial Times сообщила, что О.Дерипаска представил OFAC окончательный вариант вывода своих компаний из-под санкций. Он согласен сократить свою долю в En+ с 70% в настоящее время до менее 45%, передав акции ВТБ (сейчас владеет 9,6% En+). По данным источников FT, госбанк должен был владеть акциями En+ непродолжительное время до отмены санкций в отношении компаний О.Дерипаски. Впрочем, вскоре агентство Bloomberg со ссылкой на источники сообщило, что схема, по-прежнему подразумевая снижение доли О.Дерипаски в En+ ниже контрольной, больше не предусматривает увеличение пакета банком ВТБ (возможность которого обеспокоила Р.Менендеса).