Обвинительный уклон при привлечении руководства "лопнувших" банков к ответственности недопустим — ВС РФ

Верховный суд (ВС) РФ заявил о недопустимости обвинительного уклона в делах о привлечении к субсидиарной ответственности в делах о банкротстве кредитных организаций. Для взыскания долгов банка с его владельцев и бывшего топ-менеджмента нужно доказать, что их решения были не только невыгодны, но и потери от них оказались существенны для банка. К такому выводу ВС РФ пришел по итогам рассмотрения спора о привлечении к ответственности ряда бывших топ-менеджеров "лопнувшего" Гринфилдбанка, следует из опубликованного определения суда.

ПОД/ФТ, Судебная практика: Обвинительный уклон при привлечении руководства "лопнувших" банков к ответственности недопустим — ВС РФ
Фото: Shutterstock

ВС РФ акцентирует внимание на том, что привлекать к субсидиарной ответственности можно исключительно тех, чьи действия "непосредственно привели к банкротству кредитной организации". А для выяснения этого, необходимо определиться с тремя обстоятельствами.

Первое: была ли у ответчика возможность оказывать существенное влияние на деятельность банка. Это, например, подчеркивает суд, исключает из круга потенциальных ответчиков рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям.

Второе условие: действия собственника или бывшего топ-менеджмента привели к существенным негативным последствиям для банка. При этом, по мнению ВС РФ, "сама по себе убыточность заключенной контролирующим лицом сделки не может служить безусловным подтверждением наличия основания для привлечения к субсидиарной ответственности". Ответчик может ссылаться на разумность своего решения и соответствие его установленным в банке правилам. Предполагается, что человек действовал добросовестно, если совершение или одобрение сделки произошло на основании положительного заключения/рекомендации профильного подразделения банка, в том числе кредитного департамента.

Третье условие: ответчик являлся инициатором или соучастником этих действий или получил выгоду в результате их совершения. ВС РФ указывает, что суду "необходимо поименно устанавливать вовлеченность каждого конкретного ответчика в совершение вменяемых сделок применительно к каждой из них". "Тот факт, что лица занимали одну и ту же должность в банке (например, входили в состав правления или кредитного комитета) либо обладали одинаковым статусом контролирующего лица, еще не означает потенциальной тождественности выводов в отношении их вины", — говорится в опубликованном определении, с которым ознакомился "Интерфакс".

ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

В деле Гринфилдбанка АСВ пыталось привлечь к субсидиарной ответственности бывшее руководство банка на 5 млрд рублей. Оно ставило в вину бывшим членам совета директоров и членам правления банка одобрение осенью 2015 года, незадолго до отзыва лицензии, существенно убыточных сделок на 5 млрд рублей, приведших к несостоятельности кредитной организации. Речь шла про выдачу кредитов банкам, имевшим признаки банкротства, приобретение у них же прав требования по кредитам неплатежеспособным "техническим" заемщикам, а также неликвидных векселей, выдачу ссуд техническим компаниям и т.д.

Санкция на совершение этих сделок была оформлена решениями правления от 10 и 14 сентября 2015 года, а также совета директоров от 10 сентября и 6 октября 2015 года. Членами правления на тот момент числились Санал Пахомкин (председатель), зампреды Евгений Лавринов, Юрий Шунин и Александр Гуль, Елена Горбылева и Наталья Зубрицкая, в отношении Александра Воронова информация была противоречивой (претензии к нему суды отвергли). В совет директоров входили Гуль, Всеслава Семыкина, Ираида Синицына, Александр Афанасьев, Ирина Семыкина.

Однако ответчики настаивали на фальсификации доказательств и подчеркивали, что сделки не одобряли. Об этом же, как свидетельствуют материалы уголовного и арбитражного дела, дал показания, и Гуль. Он был главным проводником распоряжений Магомеда Мухиева и Михаила Янчука — лиц, под контроль которых перешел Гринфилдбанк в конце лета 2015 года. Мухиев, Янчук, Гуль и Пахомкин были привлечены к ответственности за долги банка в рамках этого же спора, но ранее.

В материалах дела бесспорных документов об одобрении сделок при этом не обнаружилось. Нашелся только один протокол — заседания правления 10 сентября, но в его повестке не было вопроса о спорных сделках, о принятии решений по ним говорилось только в приложении, которое подписано одним только Пахомкиным. Относительно всех других заседаний имеются только выписки, которые завизированы секретарем правления Инной Сорокиной и Гулем.

Однако суды первой инстанции и кассации сочли эти документы достаточными для привлечения бывших банкиров к субсидиарной ответственности, апелляция же встала на их сторону, сочтя протоколы фальсифицированными. Именно ее акт в итоге оставил в силе ВС РФ по итогам рассмотрения жалобы экс-банкиров.

ВС РФ заявил, что кассация не озвучила мотивы, по которым сочла ошибочными выводы суда апелляционной инстанции о фальсификации протоколов. "Фактически суд округа исходил из того, что статус ответчиков не исключал возможности одобрения спорных сделок, то есть положил в основу своих выводов неподтвержденные конкретными фактами подозрения, что такое одобрение могло потенциально иметь место", — указал ВС РФ. По его мнению, занятый судом округа подход приводит к обвинительному уклону в делах о привлечении к субсидиарной ответственности, что является недопустимым.