ВС защитил топ-менеджеров и владельцев обанкротившихся банков от повального привлечения к субсидиарной ответственности

ВС вынес решение, ограничивающее возможности привлечения банкиров к субсидиарной ответственности по долгам их кредитной организации, сообщил "Коммерсант".

В рамках длящегося более пяти лет банкротства банка "Балтика" (признан банкротом в феврале 2016 года) АСВ (конкурсный управляющий) требовало привлечь к субсидиарной ответственности на 11 млрд руб пять топ-менеджеров. Претензии были типичными: убыточные сделки и формирование безнадежной задолженности.

В частности, ответчиков обвиняли в выдаче "техническим компаниям" почти 3 млрд руб без ликвидного обеспечения, обмене прав требования в размере 190 млн руб на векселя банка и затем внесении их в уставный капитал компании, которая не вела деятельности. Первая инстанция привлекла к "субсидиарке" двоих, но апелляция и кассация добавили еще троих, в том числе члена совета директоров Галину Роговец и члена правления Олега Клепикова, признав их виновными в убыточных для банка сделках.

Галина Роговец и Олег Клепиков обжаловали эти решения в ВС, настаивая, что из судебных актов неясно, в чем состоит их вина. Так, Галина Роговец утверждала, что не выдавала вменяемые ей в вину кредиты, а Олег Клепиков заявил, что по согласованным им займам долг был частично возвращен, векселя же вносились в «пустую» компанию после его ухода из банка.

Дело передали в экономколлегию ВС, которая отменила решения о привлечении двух банкиров к субсидиарной ответственности, жестко раскритиковав аргументы АСВ и их оценку нижестоящими судами.

Так, коллегия подчеркнула, что нужно учитывать существенность как самой фигуры ответчика и его влияния, так и негативных последствий его действий относительно масштабов деятельности банка.

Особенность банков в том, что "они осуществляют достаточно крупную по масштабам деятельность на финансовом рынке, что обусловливает необходимость наличия в их штате значительного количества сотрудников", при этом их работа "строго и детально урегулирована", отметил ВС. К "субсидиарке" же могут быть привлечены лица, "действия которых непосредственно привели к банкротству".

Следует также выяснить, был ли топ-менеджер инициатором и потенциальным выгодоприобретателем. Причем "сама по себе убыточность сделки не может служить безусловным подтверждением наличия основания для привлечения к субсидиарной ответственности", признала коллегия. Кроме того, действия по заключению сделки предполагаются разумными и добросовестными, если соблюдены корпоративные правила одобрения, а ее невыгодность не была очевидна, подчеркнул ВС.

В отношении спорных заемщиков "Балтики" проводилась проверка, оценивалось финансовое состояние, есть профессиональные суждения и сведения об обеспечении.

Доказательств того, что ответчики подписали кредитные договоры вопреки заключениям или без одобрения профильных комитетов, нет, как и доказательств их связи с заемщиками.

При этом фактическим бенефициаром банка, контролировавшим основные операции, был Василий Косолапов, который и согласовывал убыточные сделки, а причастность к ним Олега Клепикова и Галины Роговец "не установлена", заключил ВС.