ВС РФ изучит признаки номинальности менеджеров лопнувших банков и пределы их ответственности

Верховный суд (ВС) РФ определит, освобождаются ли номинальные руководители банков от субсидиарной ответственности по их долгам. На рассмотрение судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) передано дело о несостоятельности Гринфилдбанка, где два из трех нижестоящих судов возложили долг в 6 млрд рублей на группу бывших банкиров, настаивавших на фальсификации документов об одобрении ими сделок по выводу активов.

ПОД/ФТ, Судебная практика: ВС РФ изучит признаки номинальности менеджеров лопнувших банков и пределы их ответственности
Фото: Shutterstock

КРАХ НЕФОРМАЛЬНОЙ БАНКОВСКОЙ ГРУППЫ

История, в которой придется разбираться СКЭС ВС РФ, началась в августе 2015 года, напоминает "Интерфакс". Тогда Гринфилдбанк перешел под фактический контроль Магомеда Мухиева и Михаила Янчука, говорится в материалах арбитражного дела со ссылкой на уголовное (Мухиев в августе 2019 года был приговорен к 11 годам заключения). После этого Гринфилдбанк стал, по информации ЦБ РФ, участником неформальной группы, в которую входили еще восемь кредитных организаций: Анталбанк, Лада-кредит, "Содружество", МРБ, РБС, НСТ-банк, Дорис банк и "Максимум".

Организация финансовых потоков внутри группы, по сведениям ЦБ, позволяла судить о тесных экономических связях между этими кредитными организациями. Гринфилдбанк и "Максимум" проводили агрессивную политику привлечения средств населения примерно под 14%, тогда как средняя ставка по депозитам в стране не превышала 10%, писал "Коммерсантъ". Затем, по данным ЦБ, основная часть денег перемещалась в головную структуру группы — Анталбанк, а тот, в свою очередь, выводил их в пользу подконтрольных компаний. Согласно приговору Мухиеву, всего было похищено более 37 млрд рублей.

Закончилась эта история отзывом лицензий у всех банков группы в сентябре-ноябре 2015 года. За несколько недель до этого Гринфилдбанк совершил ряд сделок, в результате которых из кредитной организации было выведено порядка 5 млрд рублей. Среди них были выдача кредитов упоминавшимся выше банкам МРБ и РБС, имевшим признаки банкротства, приобретение у них же прав требования по кредитам неплатежеспособным "техническим" заемщикам, а также неликвидных векселей, покупка таких же "плохих" бумаг у "Содружества" и Лада-кредита, плюс выдача ссуд пяти техническим компаниям.

Санкция на совершение этих сделок была оформлена решениями правления от 10 и 14 сентября 2015 года, а также совета директоров от 10 сентября и 6 октября 2015 года.

Членами правления на тот момент числились Санал Пахомкин (председатель), зампреды Евгений Лавринов, Юрий Шунин и Александр Гуль, Елена Горбылева и Наталья Зубрицкая, в отношении Александра Воронова информация была противоречивой. Только Гуль и Зубрицкая были введены в этот орган после перехода контроля к Мухиеву и Янчуку.

В совет директоров входили Гуль, Всеслава Семыкина, Ираида Синицына, Александр Афанасьев, Ирина Семыкина. Все они оказались в нем после смены контроля.