ВС РФ сохранил за добросовестными банками залог на недвижимость, выведенную из круга активов банкротов по ипотечной схеме

Залоговые права банка на ипотечную квартиру в случае признания ее продажи недействительной в рамках дела о банкротстве бывшего собственника могут быть прекращены только в случае установления недобросовестности самого банка, решил Верховный суд (ВС) РФ.

ПОД/ФТ, Судебная практика: ВС РФ сохранил за добросовестными банками залог на недвижимость, выведенную из круга активов банкротов по ипотечной схеме
Фото: Shutterstock

Такую позицию он занял при рассмотрении дела о несостоятельности Елены Янкойц. В 2015 году она выступила поручителем перед банком "Санкт-Петербург" и Сбербанком за ЗАО "Алитет", совладельцем которого была, согласно данным аналитической системы "СПАРК-Интерфакс". В материалах дела сумма займов не называется, но впоследствии, после просрочек платежей, суды взыскали с нее 164,36 млн руб. по иску банка "Санкт-Петербург" и 60,7 млн руб. в пользу Сбербанка. В ходе судебного заседания в ВС РФ представитель финансового управляющего Янкойц говорил, что в реестр требований к ней сейчас включены долги на 202 млн рублей.

Пока кредиторы добивались от Янкойц оплаты долга, 16 марта 2017 года она за 42 млн руб. продала свою квартиру в Санкт-Петербурге Андрею Гущину, а тот через две недели по той же цене перепродал ее брату Янкойц — Дмитрию Милевскому. Тот расплатился в том числе с помощью ипотечного кредита на 22,2 млн руб., который выдал банк "ДельтаКредит" (сейчас присоединен к Росбанку). Бывшая квартира Янкойц была оформлена в залог по этому кредиту, отмечает "Интерфакс".

Через неделю после второй сделки Сбербанк обратился в суд с заявлением о банкротстве Янкойц. В рамках этого дела финансовый управляющий Дмитрий Киселев потребовал в суде признать обе сделки по продаже квартиры недействительными, а также прекратить залог. У трех судебных инстанций не было сомнений, что они имеют дело с выводом активов перед банкротством, они признали продажи квартиры недействительными сделками, а заодно аннулировали залог. Сделка, в рамках которой было установлено обременение, не порождает правовых последствий ввиду признания недействительной как ее самой по себе, так и вследствие недействительности первоначальной сделки, объяснил свое решение Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Апелляция же дополнила это разъяснение указанием на то, что, проявив должную степень осмотрительности при заключении кредитного договора, совершив минимальный перечень проверочных мероприятий, банк-кредитор по ипотечной сделке мог и должен был установить факт подозрительности купли-продажи квартиры. Нет оснований признавать банк добросовестным залогодержателем, сделала вывод апелляционная инстанция.

Росбанк с этим не согласился и пожаловался в ВС РФ. По его мнению, признание сделки купли-продажи притворной не должно влиять на положение залогодержателя, который не знал и не должен был знать о ничтожности отчуждения квартиры. "Для прекращения залога необходимо установить недобросовестность залогодержателя, что судами сделано не было", — приводится позиция банка в материалах дела.

С этой позицией в итоге и согласилась судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ. Она напомнила о постановлении президиума Высшего арбитражного суда РФ от 26 июля 2011 года, согласно которому ипотека в отношении добросовестного залогодержателя сохраняется, в том числе если сделка в отношении залогодателя признана недействительной.

СКЭС ВС РФ также указала, что по смыслу статей 10 и 335 Гражданского кодекса РФ недобросовестным признается залогодержатель, которому вещь передана в залог от лица, не являющегося ее собственником (или иным управомоченным на распоряжение лицом), о чем залогодержатель знал или должен был знать.

"Таким образом, вопреки выводам судов для прекращения залога в рассматриваемом случае необходимо было установить недобросовестность банка "ДельтаКредит", — говорится в определении. По мнению коллегии ВС, апелляция, "вменяя залогодержателю поведение, отличное от обычного поведения кредитной организации, должна был установить конкретные обстоятельства, касающиеся реальной осведомленности банка "ДельтаКредит" о порочности отчуждения квартиры, переход права собственности на которую был в установленном законом порядке зарегистрирован в публичном реестре".

"При таких обстоятельствах, выводы судов о наличии оснований для прекращения права залога банка "ДельтаКредит" на квартиру являются преждевременными, основанными на неверном применении норм права", — говорится в определении.

Коллегия отправила спор на новое рассмотрение.

Росбанк по итогам первого полугодия 2020 года занял 11-е место по объему активов в рэнкинге "Интерфакс-100", подготовленном "Интерфакс-ЦЭА". Французский Societe Generale владеет свыше 99% Росбанка.