ВС принял два противоположных решения в делах о повышенных комиссиях банков по сомнительным операциям

Верховный суд (ВС) обнародовал два определения ВС, где дал правовую оценку законности "заградительных" тарифов банков для клиентов, подозреваемых в совершении сомнительных операций с точки зрения закона (1) о противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма (ОД/ФТ).

Фото: Shutterstock

Оценивая по сути одни и те же комиссии, суд пришел к прямо противоположным выводам.

В первом споре Совкомбанк зачислил средства во вклад физлица, но при этом удержал с него 20% комиссии. Операцию по зачислению крупной суммы от юрлица во вклад физлица банк счел сомнительной с точки зрения 115-ФЗ. 

В определении ВС указал, что в 115-ФЗ "не содержатся нормы, позволяющие кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение". То есть усомнился в законности таких комиссий. 

"Наша задача — сделать жизнь отмывателей невыносимой, донести до них, что мы самый невыгодный банк для их махинаций, поэтому взимание комиссий — это малая толика всех бед однодневок. Такой строгий подход к схемным операциям помогает нам быть одним из самых лояльных банков в плане антиотмывочных процедур по отношению к реальным операциям клиентов", — пояснил газете "Коммерсант" совладелец банка Сергей Хотимский.

Во втором случае ВС вынес определение по поводу комиссии в размере 10% от остатка по счету за снятие средств, которую удержал Альфа-банк при отказе в обслуживании сомнительного клиента-юрлица.

Банк неоднократно информировал Росфинмониторинг о подозрительных транзакциях компании, запрашивал у нее документы, потом отказал проведении операций и обслуживании. ВС счел действия законными, так как у банка были отдельные тарифы за вывод средств при отказе в обслуживании сомнительным с точки зрения 115-ФЗ клиентам, и необходимые меры с точки зрения закона банк принял.

Следует отметить, что единой позиции в отношении правомерности применения так называемых "заградительных" тарифов у судов нет.

Сам термин "заградительный тариф" упоминается в пункте 6.6.3 "Типовых правил внутреннего контроля кредитной организации", утвержденных АРБ (ред. от 13.03.2013). В соответствии с документом "в отношении клиентов, которым установлен критичный уровень риска, могут применяться следующие меры в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и в порядке, установленном в банке, в том числе установление мер заградительного характера (заградительного тарифа) на операции клиента, если указанные меры предусмотрены действующими тарифами банка".

Цель индивидуального тарифа — создание таких условий, при которых недобросовестному клиенту, который совершает сомнительные/подозрительные операции (и, тем самым, вовлекает кредитную организацию в проведение нежелательных транзакций), будет экономически невыгодно проводить такие операции.

То есть, иными словами, установление "заградительных" тарифов — это инструмент для управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма. В процессе легализации доходов именно банк является неким "фильтром", пройдя через который преступно полученные средства получают статус законно полученных: поэтому установление "заградительных" тарифов часто является необходимой мерой по созданию препятствий для проведения сомнительных операций.

Важно понимать, что типовые ПВК не являются нормативно-правовым актом и носят лишь рекомендательный характер. Так как действующее законодательство не содержит такого понятия, как "заградительный" тариф, его применение должно быть урегулировано актуальными тарифами конкретного банка. В таком случае применение соответствующей комиссии будет письменно согласовано самим клиентом — при этом риск обращения в суд будет минимизирован.

(1) Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" от 07.08.2001 № 115-ФЗ

Источник: vsrf.ru, kad.arbitr.ru