Реальность вклада нельзя доказать только ордером, надо проверять экономическую целесообразность - ВС РФ

Верховный суд (ВС) РФ обязал нижестоящие суды, разбирая споры Агентства по страхованию вкладов (АСВ) с вкладчиками проблемных банков, проверять экономическую целесообразность совершенных ими сделок и реальность внесения средств. Приходный кассовый ордер не может быть "безусловным и исключительным" доказательством реальности вклада, следует из определения судебной коллегии по гражданским делам (СКГД), опубликованного во вторник.

Эту позицию коллегия сформулировала при рассмотрении дела по иску АСВ к группе вкладчиков ОАО "Первый республиканский банк" (ПРБ) - Сергею Алтабаеву, Павлу Кошелеву и Татьяне Караткевич, а также самой кредитной организации, признанной банкротом и находящейся под управлением агентства. В рамках этого дела АСВ хочет признать ничтожными сделками списание 25 апреля 2014 года 1,39 млн руб. со счёта Т.Караткевич и внесение в тот же день аналогичной суммы на счета С.Алтабаева (700 тыс. руб.) и П.Кошелева (690 тыс. руб.).

Эти операции были совершены, несмотря на то, что 23 апреля 2014 года Центробанк выдал ПРБ предписание со следующего дня прекратить проведение отдельных банковских операций, в частности, привлечение денежных средств физических лиц, не являющихся акционерами банка. Теперь АСВ требует зачислить эти суммы с процентами на счет Т.Караткевич, а также взыскать с С.Алтабаева и П.Кошелева по 700 тыс. руб. в счет возврата неосновательного обогащения.

Агентство считает, что реального внесения денег П.Кошелев и С.Алтабаев не производили, а приходные записи о поступлении денежных средств фактически сформированы за счет расходных записей по счёту Т.Караткевич. Банковские проводки, доказывали в судах представители АСВ, имели фиктивный характер и были созданы с целью незаконного получения страхового возмещения (оно было выплачено в мае 2014 года).

Пресненский районный и Московский городской суды требования АСВ отклонили. Они сочли, что агентство не обосновало правильности своей версии событий. "Доказательств формирования остатка на счетах Алтабаева С.Н. и Кошелева П.В. за счёт учета операций по списанию денежных средств со счёта Караткевич Т.Т. не представлено", - излагается позиция Мосгорсуда в материалах дела.

СКГД ВС РФ с этим не согласилась. Прежде всего коллегия напомнила базовые положения Гражданского кодекса (ГК) РФ, которые запрещают недобросовестные действия и, в частности, злоупотребление правом, а также устанавливают, что в случае, если такие нарушение все же совершены, это влечет признание соответствующих сделок ничтожными. Затем судьи ВС РФ констатировали, что нижестоящие суды не дали правовой оценки действиям и поведению Т.Караткевич, С.Алтабаева и П.Кошелева с позиции возможных негативных последствий для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц для установления наличия или отсутствия злоупотреблений.

Приходный кассовый ордер стал, как говорится в материалах дела, "безусловным и исключительным" доказательством внесения П.Кошелевым и С.Алтабаевым денег во вклад. Это неправильно, сочла СКГД ВС РФ: нижестоящим судам нужно было дать надлежащую оценку доводам истца об отсутствии реального внесения денежных средств, установить, имелись ли в день совершения операций в кассе денежные средства и могли ли быть совершены операции по их внесению и снятию.

У судей ВС РФ, судя по определению, в этом есть весомые сомнения. Коллегия обращает внимание на то, что расходные операции по счету Т.Каракевич на 4,48 млн руб. и 700 тыс. руб. и приходные по счетам семи других лиц на такую же сумму разделяли всего лишь десятки секунд. "Минимальные интервалы между совершением операций (шесть приходных операций за 36 секунд) свидетельствуют об отсутствии реальной возможности осуществления кассиром банка действий, предполагающих оформление документов и пересчет столь крупных денежных сумм. Это является прямым доказательством технического характера оформления и взаимосвязанности указанных операций", - говорится в кассационном определении.

СКГД ВС РФ также отметила, что нижестоящие суды напрасно оставили без оценки аргумент АСВ об отсутствии экономической целесообразности открытия вкладов в банке, который в течение 11 дней испытывал проблемы с платежеспособностью, четвертый день помещал в картотеку неисполненные платёжные поручения, а получить наличные денежные средства "не представлялось возможным".

"В обжалуемых судебных актах не указано, почему представленные агентством доказательства были отвергнуты, в результате чего выводы судов не подкреплены доказательствами, отвечающими принципам относимости, достоверности и достаточности", - говорится в кассационном определении. В итоге дело направлено на пересмотр в Мосгорсуд.

Лицензия на осуществление банковских операций была отозвана у ПРБ 5 мая 2014 года, банкротом он был признан 27 июня того же года.